«Станция Харьков». Люди

Пишет Юлия Конотопцева 

Из серии «Инсайд СХ».

Сегодня прошлась по кабинетам, посмотрела на лица, заглянула в глаза – все устали. Бледные с черными кругами под глазами, натянутые, как струна. Лариса Веселянская… каждый раз, когда я вижу ее работу, на грани возможного, откуда только силы у нее берутся, и думаю, что я виновата, потому что попросила помочь мне с дежурствами на вокзале полтора года назад и она уже никуда не ушла. Сильно устали все.

Сегодняшняя именинница Пчела и та замученная, летает, носится, как обычно. Лена Винник примчалась, лица на ней нет, вот-вот вспыхнет и загорится. Лена – мегамозг, волшебница. Алиса со своим бухгалтером давно срослись, как сиамские близнецы, сидят працюють – одна и та же картина каждый день, сидят, уткнувшись носами в мониторы, пашут. Алка Фещенко, как будто в ней батарейка дюрасел, много на ней завязано и я с ужасом думаю, что заряд когда-то закончится. Расстроенная Марина Воронцова, бывает, всякое бывает, надо просто это пережить.

Оля Аверина – те же мучительные угрызения совести, полгода назад я искала толкового юриста на СХ в помощь нашей Насте, нашла, ага. Теперь это не просто юрист, палочка-выручалочка. Уставшая такая выручалочка, как белка в колесе. Надя Рындина. Ну к Наде у меня особая любовь и я не скрываю, более безбашенного человека мне не приходилось еще встречать. Но Надя, как скала – делает то, что нужно, ни на миллиметр не поступается, у нас лозунг «все лучшее – детям» соответствует действительности.

Аня Тимофеева – для меня открытие. Что-то такое, особенное, мощное в этом человеке есть, хоть и обложилась бумажками, за которыми скоро ее не будет видно, но не сдается. И еще много других лиц и глаз, которые как-то незаметно стали почти семьей. Не, я не буду лукавить, и не скажу, что я всех люблю (интроверт-социопат не любит людей априори)), но некоторых таки да, некоторые из вас мне очень близки, и я уважаю каждого, кто работает на грани своих возможностей изо дня в день. Спасибо, что вы есть.

P.S. И еще у нас сегодня были гости с UA «Перший» — снимали, брали интервью, профессиональные классные ребята. Задавали несколько вопросов, на которые у меня до сих пор нет ответа – как все это вообще еще держится? Есть ли выгорание волонтеров? Как это все работает? Та не знаю, как. На каком-то совершенно непонятном, набранном раньше ускорении, наверное.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.