Архив метки: дети войны

Переселенцы — displaced persons

Четвертая новелла проекта посвящена внутренним переселенцам, нашедшим пристанище в Харькове. Мы искренне благодарим Представительство Фонда Фридриха Науманна за поддержку этого фильма.
Переселенцы — displaced persons

150305_venevtseva03

Сущность волонтера — движение

Пишет Алиса Веневцева

Сущность этого волонтера — движение. Куда-то бежать, быстро решать, параллельно со стратегическими планами (на ближайшее воскресенье) решать ряд тактических задач, типа: — Узнать за час, кто из 120 волонтеров пойдет на мероприятие. Ответ: пойдут 150))) — Как при не работающем онлайн-сервисе купить билеты для Владимира Андросюка на поезд, который отправляется через 4 часа. Ответ: узнать, что Надежда Рындина дежурит — порядок, куплено. — Каким образом с наименьшим количеством затрат передать листовки с КМ (волонтерский пункт на ул. Карла Маркса, 2/15) на волонтерский пункт на железнодорожном вокзале.  Ответ: отвезти опаздывающего Володю на поезд и листовки туда же.

По пути закинуть Елену Винник собирать чемодан, чтобы в лучшем виде встретиться с Ивано-Франковскими волонтерами... И такая безостановочная чехарда. ... И вот когда в начале десятого ты вроде как выдохнула и тихо линяешь домой, приходит оно, прямо с вокзала: «30 детей-инвалидов, не предупреждали, транзит. Кормим. Справимся.» А потом «Нет конфет. Вообще». Ты вроде бы и понимаешь, что конфеты — это излишество, и можно пережить... Но срываешься и едешь. Сначала на КМ (потому что уже закрыли и вроде как уехали), а потом на Вокзал, потому что это дети оттуда, из самого Дружковского интерната, и им просто нужно дать этих конфет... И пусть целый ящик...

А на вокзале рабочий день еще в разгаре. Становишься рядом: покушать? чаек? чем Вам помочь?

И когда в половине двенадцатого уже все тихо линяют домой, приходят они: две семьи, их 8 человек и у них 2 грудничка, 2 дошкольника. Из Горловки. Совершенно растерянные и непонимающие, куда и как дальше. И снова включается давно забытый вокзальный волонтер: — девчушку переодеть (штанишки и сапожки — в хлам); — котика плачущему мальчику показать; — мам с детками — в гостиницу отдыхать; — всем тормозок (кухня закрылась, горячего нет); — памперсы и смесь с собой; — утренний план действий объяснить.

Убедиться, что поняли: не бросят, не отвернуться, помогут. Вот и отлично. Так работает команда вокзала. Героическая команда.

Вокзал закрылся в 00:00. Линяем.

Зы: нужен кошкокорм. Для нового вокзального волонтера Кота, который при ближайшем рассмотрении очень похож на Кошку)))

Владик, ученик 3-А

Пишет Марина Воронцова

Сегодня в домике наводили порядки, разбирали документы, принимали гостей. А еще у нас герой дня — Владик. Вчера сходили вместе в ближайшую школу, и пабааам! — сегодня первый учебный день у парня. Спасибо работникам районо Ленинского района! Все было очень быстро, вежливо и компетентно! Никаких лишних требований, проволочек и вообще намеков на нежелание взять ребенка в школу. Наоборот, с удовольствием все оформили, познакомили с классным руководителем, и даже класс обозначили, как будто знали, что Влад хотел именно в 3-А. Сегодня ребенок вернулся уже с учебниками, румяными щечками и улыбкой на лице!
А еще у нас сегодня была наша добрая фея Knyazhna Tarakanovna. Снова побаловала деток фруктами, рыбкой, полезной и вкусной икрой, которую мамочки потом пожарили деткам. Еще были раскраски и карандаши, которые отложили на вечер, когда вся детвора соберется вместе. А еще спасибо пункту помощи на железнодорожном вокзале!
Наталья Ненашева завтра договорилась о том, что привезут детворе творожок! Спасибо огромное!!!
Спасибо всем, кто откликается на просьбы!! Спасибо вам, друзья, что не остаетесь равнодушными!!!

Почему, несмотря на огромное количество бежавших от войны, они столь малозаметны

Невидимый миллион

Артем Чапай, INSIDER, 25 января 2015

Восемь в комнате, не считая собак

— Изюм забит переселенцами, только местные власти стараются этого не замечать! — эмоционально рассказывает Марина Алферова, с которой мы едем в купе поезда. — Я считаю, местные власти саботируют помощь переселенцам, чтобы те ехали из Изюма дальше.

Уже по тому, что она последовательно говорит о бегущих от войны «переселенцы», а не «беженцы», сразу было понятно, что Марина — не просто обыватель. Действительно, она оказывается председателем Центра помощи переселенцам в Изюме. Их центр стал подразделением волонтерской организации «Станция Харьков».

— Почему переселенцев можно не замечать? — рассказывает Марина. — У нас в центре волонтерит переселенец из Горловки. Так вот, нашли они с женой и ребенком комнату. Цены, кстати, в Изюме взлетели в разы. Но ладно, нашел наш волонтер комнату — им на троих нормально. А потом вслед за ними выехала мать жены, а за ней двоюродные сестры с детьми. И вот их уже восемь человек в комнате. И три золотистых ретривера.

— А собаки-то зачем?

Алферова только разводит руками.

— А работы в Изюме сами понимаете сколько.

Психологу нужен психолог

Центру в Изюме передают помощь и киевские волонтеры из «Кожен може», и международные организации. У Марины все записано в тетрадку. Сколько «ООНовских» одеял раздала такого-то числа. Сколько пайков.

— Только с этими переселенцами надо строго. А то на голову сядут, — обронила в разговоре Марина.

Алферова рассказывает о «просильщицах»: преимущественно это бабушки, которые каждые пару дней приходят спросить, не привезли ли еще чего-то. А им объясняют, что сегодня помощь только для новоприбывших. А сегодня — только для детей. Вы получаете пенсию, а кто-то ничего не получает.

— И мы уже автоматически, таких завидя, говорим: «Ничего нет!» — улыбается Марина.

Это позволило спросить о том, что я не раз замечал в разных городах: несмотря на деятельное сострадание, со стороны волонтеров часто очевидна эмоциональная отчужденность по отношению к тем, кому они пытаются помочь. Помощь пытаются бюрократизировать.

— Конечно, — подтверждает Марина. — У нас есть психолог для переселенцев, так ей теперь самой психолог нужен. У нас большинство волонтеров сами переселенцы, так я им постоянно говорю: если есть знакомые — лучше отправляйте их дальше. Не нужно слишком сближаться, слишком жалеть. Вы этого не выдержите.

Муж Алферовой, который едет вместе с нами, показывает на телефоне фотографию пяти- или шестилетней девочки, которую вместе с семьей недавно вывезли из-под обстрелов. Трудно смотреть в глаза ребенку, даже на фотографии.

Растворение

На харьковском вокзале находится один из волонтерских пунктов «Станции Харьков». С утра здесь не было новых переселенцев — лишь волонтеры. Всех бегущих от войны распределяют дальше.

theinsider2
Волонтерский пункт «Станция Харьков» на харьковском вокзале. Здесь и дальше фото автора

В городах вынужденные переселенцы будто растворяются. Кто не знает, может ничего и не замечать – несмотря на огромное количество бежавших от войны. Лишьпо данным УВКБ ООН, внутри страны — их более миллиона. Еще почти 700 тысяч человек бежали за рубеж, из них почти 500 тысяч — в Россию, 80 тысяч — в Беларусь, 35 тысяч — в Польшу.

theinsider3

 

Среди внутренних переселенцев больше всего остаются в Донецкой области (например, в Краматорске). На втором месте – Харьков и Харьковская область.

Люди растворяются в городах. Кто-то ищет работу, многие – пенсионеры. Большинство снимают жилье по взвинченным ценам – часто по принципу «восемь в комнате, не считая собак». Кто-то живет в «местах компактного поселения».

Модульный городок для переселенцев в Харькове
Модульный городок для переселенцев в Харькове

Например, на краю Харькова, на пустыре, за деньги правительства Германии был построен модульный городок. Это несколько рядов белых металлопластиковых домиков-контейнеров. Над ними торчат электрические столбы. По центру — детская площадка.

theinsider5

Снаряды выбрали мой дом

— Мы открыли городок для поселенцев 19 января. Сейчас здесь живет 357 человек, из них 173 дети, 33 инвалида, – рассказывает мне комендант городка Алексей Варва.

Кто именно из многих тысяч переселенцев поселится в городке — решают люди из МЧС. Люди платят за коммунальные услуги — около 100 гривен в месяц с человека. В городке работают уборщица, дворник, прачка — все из числа самих переселенцев, за минимальную зарплату.

theinsider6

По словам Варвы, в городок селят либо многодетные семьи, либо семьи с детьми-инвалидами. Собственно, наш разговор несколько раз прерывает Дмитрий Борзенко из Луганска – отец шестерых детей.

— Снаряды выбрали мой дом, – хмыкает он, – в качестве места приземления. Так мы в один день лишились всего. Что тут еще рассказывать.

Вместо рассказа о своей потере Борзенко решил рассказать о нынешней деятельности. Он, по сути, сразу стал волонтером: организовал Масленицу, возит группы детей то в экопарк, то в аквапарк.

— Обещали выделить пару билетов в цирк, – говорит Борзенко.

Ему пару раз звонят на мобильный, в конце концов он выходит. Наш разговор с комендантом постоянно прерывается. То жители городка приходят с вопросами, то уборщица Света просит пересесть: городок ждет заместительницу Кернеса, надо срочно все убрать, хотя здесь и так как-то казарменно чисто.

Царские условия

— Да для нас тут царские условия, — говорит 30-летняя Людмила Петренко. — По сравнению с тем, как мы в Антраците жили...

Люда ведет меня в свои «царские хоромы». Если большинство в городке живут по принципу общежития или коммуналки — коридор со множеством дверей в комнаты, то семье Петренко на четверых выделили целых две комнаты в трейлере (из-за ребенка-инвалида).

Людмила Петренко показывает свои "хоромы"
Людмила Петренко показывает свои "хоромы
«

Железные кровати, железные шкафчики и практически пусто: нет вещей, чтобы заполнить ими пространство, поскольку выезжали в январе только с несколькими сумками.

— Я думала, с ума сойду. Блокпосты были закрыты из-за боев, да у нас и пропусков нет. Ехали целые сутки, через Россию. Сначала из Антрацита на Каменск-Шахтинский, потом оттуда с пересадками как-то на Белгород, а уже из Белгорода на Харьков. Целые сутки. А у меня ребенок-инвалид.

Жить стало невыносимо

Люда приехала в Харьков 28 января, и это не первая ее попытка выехать: раньше она не смогла найти нормальное жилье и была вынуждена вернуться в Антрацит. У нее трое детей. У среднего, семилетнего — синдром Дауна. Первый муж после рождения больного ребенка бросил ее. В „ЛНР“ ее бывший муж — отец старших двоих детей — состоял в „ополчении“, а сама Люда очень быстро после прихода в Антрацит казачества стала „проукраинской“.

— Поначалу „ополченцев“ я поддерживала, — говорит она. — Но потом в город вошло казачество...

По словам Люды, она даже собиралась пойти на „референдум“, понимая его как референдум об автономии „ЛНР“ внутри Украины. Ничего плохого в этом не видела. Не пошла голосовать „за“ лишь потому, что ребенок заболел.

Но очень скоро изменила свое мнение: из-за неместного казачества, из-за введенных казачеством поборов, из-за конфликтов между казачеством с „ЛНР“, и вообще:

— Жить стало невыносимо.

Она рассказывает, как казаки „отжимают“ у бизнесменов машины и самовольно селятся в оставленных домах:

— Люди возвращаются, а двери поменяны, и внутри люди с автоматами... И что ты им скажешь?

Короче, она поставила украинский флаг на телефон, даже несмотря на увещевания второго мужа, что на нее могут донести.

— У нас ведь „стучат“. У нас полдома за Украину, но между собой говорим об Украине тихо, чтобы не донесли.

Людмила с детьми целые сутки добиралась до Харькова из Антрацита через Россию
Людмила с детьми целые сутки добиралась до Харькова из Антрацита через Россию

Люда уехала не из-за обстрелов — в Антраците относительно спокойно, а из-за этой вот „невыносимости“ жизни. Она и до войны жила плохо. Новый муж работал на „копанке“. Отапливали квартиру углем, который Люда выбирала вручную из сваленной в кучу породы. Нужно перебрать вручную четыре ведра породы в день.

Поэтому для нее трейлер с электрическим отоплением и туалетом в помещении, пусть даже душ в общежитии общий, — »царские условия".

— Только работу найти трудно. Я думала, в большом городе это будет просто. Муж ходил в «Будмен» [гипермаркет по соседству с городком], у него ведь стаж работы в охране, а там вакансии. Перезванивают: «Хозяин говорит, вы не подходите. Ненадежные».

Но Люда надеется, что после определения больного Максима в спецшколу — в Антраците таких не было — она и сама наконец сможет найти хоть какую-то работу.

Дочка еще не понимает

А вот 35-летней Свете из Углегорска уже повезло. Она прямо здесь в городке работает уборщицей за минимальную зарплату.

Дома в Углегорске была продавцом-кондитером.

Светлана с мамой и дочкой уехала из Углегорска. Ее квартира теперь разбомблена
Светлана с мамой и дочкой уехала из Углегорска. Ее квартира теперь разбомблена

У нее с шестилетней дочкой-первоклассницей и мамой-инвалидом — на троих комната в общежитии в модульном городке. Дома в Углегорске была квартира, а как раз недавно купила у бабушки-соседки по дешевке гараж, хотя машины нет. И новую бытовую технику.

— Ото знала б, лучше б деньги были целые.

Света рассказывает долго, спокойно и с полуулыбкой.

Света с дочерью и матерью выехали еще осенью. Сначала жили в выделенной харьковскими властями комнате в каком-то офисном помещении. Потом позвонили из МЧС: подошла очередь по сделанной несколькими месяцами ранее заявке.

Света выехала из родного города вовремя. Ее квартира в Углегорске теперь разбомблена. Ремонту не подлежит в принципе.

— Моя дочка еще не понимает, что нам некуда возвращаться, — с полуулыбкой говорит Света. — Постоянно говорит: вот, когда мы вернемся... «А давай снова на грибы пойдем?» Игрушки свои вспоминает.

Света рассказывает долго и спокойно, а потом говорит:

— Такой был тихий городок. Я его обожала...

И неожиданно для меня и, кажется, для себя самой, начинает рыдать, закрывается руками и не может остановиться.

А ты сидишь, как дурак, и не знаешь, что делать и что вообще можно сделать. А потом выходишь побыть одному, смотришь на ряд белых трейлеров. И только в этом одном городке, за этими белыми стенами похожих историй несколько сотен, просто за стенами их не видно.

theinsider10

150116_feschenko02

Господи, прошу, береги их!

Пишет Алла Фещенко

Вот пришла я домой после долгого дежурства... И такое странное чувство...(((( Но обо всём по порядку. 
Сегодня мы встречали деток из зоны АТО. Они выезжали две недели назад на каникулы во Львов. Вот теперь возвращаются. 27 прекрасных , воспитанных, «няшных», добрых... Можно продолжать бесконечно... Они правда классные! День был насыщенный, позитивный, динамичный! Встречали, селили в отель. Обедали, получали подарки от ЮНИСЕФ, кормили голубей на привокзальной площади, посетили музей истории железной дороги... Спасибо за приглашение руководству вокзала, ( кстати интересно, свожу своих детей). 

Снова приехал ЮНИСЕФ и ещё кучу подарков подарил, полудничали, играли с нашими психологами, получили подарки от Юрия Сапронова, следом подарочки для мам деток, что б малые не с пустыми руками приехали к семье... Дальше сладости, игры, веселье, ужин (обалденный плов!). 

А ещё у нас случился казус, у одной девочки порвались сапоги, и обувь присланная от германских друзей пришлась ОЧЕНЬ кстати! Потом мой рёв, точнее наш... Мы с Надей просто обнялись и ревели...((( Я перед ужином всем детям раздала записочки с моими телефонами и объяснила, чтоб передали их родителям и что «Станция Харьков» поможет их семьям с эвакуацией, расселением и работой, поддержит, пусть только выезжают! Всё ок, и уже пора уходить в отель, и тут мы видим что один мальчик сидит и плачет навзрыд... Мы все к нему... а он только и может выговорить: «Я ПОТЕРЯЛ...» Мы (волонтёры, психологи, сопровождающие) не можем добиться, что потерял. Стали перечислять всё, что дарили. А он, оказывается, листик с моими телефонами потерял... О Господи... Он же хотел маме отдать... и уехать от войны... и потерял... Блин... Пишу и реву... Будь проклята эта война и все кто её затеял... НЕНАВИЖУ!

Мы дали ему листик с номерами — и всё, жизнь наладилась у него! А мы с Надей просто разревелись. Проводили деток до номеров и уставшие, но гордые и счастливые пошли закрывать пункт. И вот оно это странное чувство... вроде и хорошее ж дело сделали, а горечь страшная... Ведь завтра им ехать в зону боевых действий... ГОСПОДИ, ПРОШУ БЕРЕГИ ИХ!

А теперь СПАСИБИЩЕ!
Огромное спасибо мои любимые и самые лучшие харьковчане! У нас целые горы вкусностей и подарков для деток, и не важно сколько и чего принесли... в купе у нас гора!! Всё, что они не съели, завтра повезут домой! 
Большое спасибо благотворительному фонду « Едина Родина» за кучу всего вкусного и с такой заботой приготовленного и упакованного!
Спасибо церкви «Живая надежда» за традиционно вкусный супчик! 
ЮНИСЕФ УКРАИНА за подарки и позитив от общения! 
Юрию Сапронову за гостинцы от Деда Мороза! Очень всем понравились!
Спасибо сотрудникам Натальи Коровиной за подарки для мам и тёплое письмо!
Спасибо Татьяне Бернацкой за вкусные сосиски, для детей и волонтёров (которые работали все с 9:00 до 21:00).
Спасибо координационному штабу МЧС за помощь!
Благодарность доблестной милиции за безопасность деток на вокзале!
Спасибо руководству и сотрудникам вокзала за слаженную работу, ночлег в гостинице и поход в отличный музей!
Спасибо друзьям из Исламского культурного центра за вкуснейший плов! 

Извините если кого забыла, просто день очень насыщенный. Дай вам всем Бог мира и счастья!
И еще. Я СТРАШНО ЛЮБЛЮ НАШУ КОМАНДУ « СТАНЦИИ ХАРЬКОВ» Друзья, вы лучшие! Вокзаааааааааал! 
И таки да, ВМЕСТЕ МЫ СИЛА!

Транзитом через Харьков, а дальше до Одессы. Харьковские волонтеры в очередной раз вывозят детей из зоны АТО

Ирина Сафина, Вадим Макарюк, «Вісті», 11 февраля 2015

В этом автобусе дети в возрасте от 7 до 17 лет. Всего 36 детей. Родители, которые не имеют возможности выехать из зоны АТО, просят волонтеров вывезти детей в мирную Украину. Сейчас эта группа направляется в Одессу. Ребята из Станицы Луганской и города Счастье. И Харьков для них уже второе транзитный город, до этого был Северодонецк.

Татьяна Бедняк, Координатор благотворительного фонда «Харьков с тобой»

Это по-моему, то ли 7-я, то ли 8-я группа уже именно из этого района, или 9-я, даже я уже даже сбилась. Детки уезжали и в Винницу, в Сумскую область, но очень много в Одессу. Одесса очень много принимает, потому что у них много пансионатов, они имеют возможность размещать группы. Потому что очень важно сохранять целосность. Как детки едут, так они той же группой и дальше живут.

Ребята пробудут в Одессе 2 месяца, их обеспечат жильем, питанием, а также они смогут продолжить обучение в школе. Все за средства благотворительных организаций. Эвакуация стала общим делом — работают волонтеры, чиновники ряда городов, правоохранители, спасатели, железнодорожники и т. д.

Татьяна Бедняк, Координатор благотворительного фонда «Харьков с тобой»

Масса служб различных работала как часы. Я просто находясь вместе с детьми, с группой, в основном, сообщала, где мы сейчас находимся, все остальное решалось очень быстро. У нас была маленькая заминка с ГАИ. Но Харьковская областная рада быстро порешала, я сделала один звонок. И нам организовали сопровождение по Донецкой области очень быстро.

С этой группой в Одессу в качестве сопровождения поехали и взрослые: 2 мамы, бабушка и учительница. В связи с массовыми обстрелами восточных районов страны, харьковские волонтеры на вокзале работают почти круглосуточно, и всегда находятся в онлайн-доступе.

Юлия Пиминова, волонтер «Станции Харьков»

Выезжает много людей,они с более серьезными и сложными проблемами, чем это было летом и осенью, и по сегодняшний день поступило уже около 15 звонков от людей из Краматорска, пишет Славянск, что они уже тоже все на чемоданах.

Так на днях из неподконтрольного Украине города Стаханов на горячую линию волонтерам позвонила женщина, у которой больной ребенок,и попросила о помощи.

Марина Воронцова, волонтер «Станции Харьков»

Сегодня она уже в Харькове, с билетами в Киев. Завтра будет в Киеве, мы ее поселим в адаптационный центр, и, надеюсь, ребенку будет оказана медицинская помощь и все у них будет хорошо.

Служба спасения Украины отмечает рост количества людей, которые оставляют дома на Донбассе. Если раньше фиксировали около 800 человек, которые перемещались с востока Украины за сутки, то сегодня эта цифра достигла более трех тысяч человек.

Музыкальное видео в поддержку Марша Мира против войны между Украиной и Россией

Crying Mamas Don't Lie Mr Putin — Christian Tessen feat. «Station Kharkov» by Oleksiy Stepanovskiy

Песня Кристиана Тессена. 

Видеоряд сделан Алексеем Степановским.  

Фото беженцев из зоны военных действий сделаны Кирой Джафаровой при поддержке волонтерского центра «Станция Харьков»

Ярик

Дежурила в пятницу на первой смене — обращалось 7 человек, но больше всего запомнился первый маленький человечек по имени Ярик...) с бабушкой. Маленький (лет 10-12 по виду , но не по речи) «мужчина» ( мальчиком не могу его назвать-дальше поймете почему)- обратился ко мне с просьбой найти библиотеку в районе где он теперь проживает, чтоб получить доступ к интернету...мы нашли библиотеку, варианты дешевого транспорта на пути к ней(по его инициативе...), а за тем он спросил...о РАБОТЕ!!!.. я остолбенела, не иначе. Когда шок прошел, я спросила:
— А тебе зачем? — в ответ услышала:
— Как зачем? Деньги нужны... Есть может что таскать, — (имел в виду работу грузчика)? Я ему в ответ:
— Куда ж тебе таскать? дескать-ребенок еще. На что он мне:
— Так я уже таскал... —  ...развернулся и пошел за бабушкой.(немая сцена).

Кристина и Алина на руках у дедушки

Не радуйся раньше времени

Сегодня поселили 19 человек, в том числе 5 детей и беременную девушку. А вчера я только подумала, что поток людей уменьшился... Одну бабушку передали в МЧС на поселение в терцентр. Двум женщинам продлили срок проживания. В основном едет Луганск и Славяносербский район. Можно делать карту боевых действий по сведениям очевидцев.
Сегодня обращу ваше внимание на две семьи.
Первая – на фото, где две одинаковые малышки на руках у дедушки. Папа – программист, мама – госслужащая (пенсионный фонд), дедушка – глубокая пенсия, и две девочки-близняшки Кристина и Алина по 2,8. Они из Луганска, жить там невозможно (а другие едут в Луганск, совсем не понятна реальная ситуация), не за что и опасно. Они городские жители, в деревне толку от них не будет, это понятно. Возможно, удастся что-то найти...
Вторая — на фото молодая пара, ждут первого ребенка. Она уставшая и заплаканная, он побитый ЛНР-овцами, все, что у них есть – на фото. Женская сумочка с документами, и они двое (через 4 месяца будет трое).
Они похожи на тех, кто бежали в августе, с документами и без ничего, они были страшно голодные, волонтеры на вокзале накормили, мы поселили, а дальше нужно искать, как им помочь, чтоб они не пропали.
Поток пока не уменьшился... просто выезжать стало сложнее, говорят, что каждый день массы просьб к волонтерам о вывозе оттуда. Так что «покой нам только снится».
Подставные волонтеры очень устали.

 Юлия Конотопцева