Что может дать один человек другому, кроме капли тепла?
И что может быть больше этого?
(Эрих Мария Ремарк)

Друзья, завтра утром пункт Станция «Харьков» на вокзале переезжает из центрального зала, в зал ожидания, справа от входа. Почему? Банально — там тепло.
Волонтеры, МЧС, ЦЗ и переселенцы жутко мерзнут, особенно ночью, пока ждут поезд. Наш чай спасает совсем чуть-чуть. Судорожно закупаем лекарства и теплые носки. Многие уже заболели, а те, кто еще может дежурить — уже на грани.
Начальники вокзала «Харьков-ПАСС» пошли нам на встречу и выделили то помещение, которое мы выбрали. А выбрали мы самое теплое, с батареями. Вроде бы у вокзала есть своя котельная и может быть нам даже включат отопление ближе к зиме)).
Короче, спасибо тем, кто помогает, кто тратит свое здоровье и силы на дежурства, кто произносит заветное «спасибо» и оставляет благодарный отзыв с пометкой «из Донецкой/Луганской области». Спасибо, Люди!!!

И немножко о сегодняшнем дежурстве. Да, волонтеры выдали первую в мире СПРАВКУ переселенцу (на фото).

1911912_756577851055527_2538642953114246330_n
Человек прошел все круги ада по городу (я про чиновников, если что, и как всегда), ему сказали, что нужна некая справка. Он снова пошел по кругу, и везде ему сообщили, что никаких справок не выдают... Но нас ни чем не испугать. Мы написали ему справку, что он проживает на Привокзальной площади, 1. Мы действительно это можем подтвердить... Абсурд. Но пока этот человек еще не вернулся)))

И где же этот МИР ВО ВСЕМ МИРЕ?!
С такими темпами, волонтеры скоро будут управлять государством (пока мы только набирались опыта))), а чиновники пойдут под суд, за пособничество в терроризме (или что-то типа этого).
____________________________
Крепко обнимаю и желаю всем скорейшего выздоровления/крепкого здоровья!

Раз-два-три-четыре-пять, продолжаем собирать!

Получили пять переводов по 10 гривен. Спасибо!
Продолжаем собирать на тёплые носочки.

Если вы хотите спасти чей-то маленький носик от насморка, присылайте, пожалуйста перевод в 10 грн на карту ПриватБанка 5168 7572 6060 3529 (Гончарова Елена). Карта волонтёрская, комиссия будет нам возвращена (спасибо, ПриватБанк).
Можно при желании присылать и бОльшие суммы и спасать больше носиков от простуды. Только сообщите, пожалуйста, что средства именно на носочки в ЛС Станция «Харьков».

носки

Эвакуация

Диспетчерская «Волонтёрская станция» начинает прием заявок на эвакуацию.
Мы ничего не обещаем и, увы, не можем дать никаких гарантий, но мы постараемся сделать всё, чтобы вы вовремя узнали о готовящейся эвакуации, а волонтёры, занимающиеся вывозом узнал о вас и смогли вам помочь.
Эвакуация

Волонтеры не справляются с таким потоком людей, выехавших из зоны АТО

В Харькове переселенцы неделями живут на вокзале и спят на подоконниках

Надежда Шостак, Ирина Зозуля, 26 августа 2014

На вокзале ЮЖД который день — аншлаг. Куда ни глянь, везде люди с сумками, чемоданами. Уставшие, измученные, со слезами на глазах. Волонтеры отпаивают приезжих горячим чаем с бутербродами, угощают детвору конфетами, предлагают заварить мивину. Быстрее всего здесь уходят вода и успокоительные капли. Люди на нервах, но никакой ругани. Молча занимают очередь к столику волонтеров, подходят, спрашивают, где могут переночевать, перекусить, восстановить документы…

Бабушка Валя не помнит, как уехала из Дзержинска
81-летняя Валентина Григорьевна уже три недели ночует или на вокзале в комнате для инвалидов, или на лавке одного из храмов города. Пришла сюда, чтобы ей помогли с жильем — устала скитаться. При себе у старушки только пенсионное удостоверение и немного денег. Больше никаких вещей.
Говорит, уехала из Дзержинска, когда город начали обстреливать. Как добралась до Харькова, не помнит.
— Я в шоке была, ехала на чем придется. Деньги-то у меня есть, а вот жить негде, — вздыхает Валентина Харчикова. — Просила, чтоб батюшка выделил уголок, но в церкви свободных мест нет. Совсем я одинокая. Дедушка мой умер четыре года назад, больше родных нет. Узнаете меня на этой фотографии в пенсионном? Раньше у меня было 90 кг. Работала шеф-поваром, а сейчас… Танечка! (Собеседница окликнула проходящую мимо женщину. — Прим. авт.) Не отходи от меня далеко! Танечка — это мой ангел-хранитель.
Волонтер Татьяна Титаренко берет Валентину Григорьевну за руку и уверяет, что она ее не бросит и поможет всем чем нужно. Женщина сама из переселенцев. Выехала с семьей из Славянска еще в мае. Пока ребенок отдыхает в оздоровительном лагере в Херсоне, она каждый день помогает на вокзале таким же, как она, обездоленным из зоны АТО.

«Мама звонит!»
Саша Алексеев родом из Луганска. Мама отправила его подальше от войны, в Харьковскую область, в лагерь «Елочка». Три недели назад связь с самым родным человеком Саши оборвалась — не отвечал ни один из мобильных номеров. В лагере он вместе с друзьями отметил 16-летие, но как получить паспорт, не знает — на руках только ксерокопия свидетельства о рождении. Последние три дня паренек вместе с тетей, которая приехала за ним из Симферополя, ночует на вокзале.
— Что делать с документами и сколько на это дело уйдет времени — ума не приложу, — сокрушается женщина. — Съездили в Госпром (здесь находится координационный центр по вопросам беженцев. — Прим. авт.). Там нам сказали, что сначала нужно восстанавливать свидетельство о рождении — это куча времени, а уже потом делать паспорт. Это как минимум месяц. То есть забрать его в Крым я не могу, нас никто на границе не пропустит, где мать — не знаем.
— Мама звонит! — неожиданно кричит просветлевший от радости Саша. — Представляете, первый раз за три недели дозвонился. Алло, мама! Мама!
Оказывается, женщина успела эвакуироваться в Старобельск. С ней все в порядке. Документы тоже целы. Поэтому Саша с теткой решают ехать к матери, там будут оформлять документы.
— Людей очень много. Ночуют, лежа на подоконниках, сидя на полу, на скамейках. Под елочками на одеялах спит семья ромов, — говорит волонтер Надежда Рындина. — На вокзале бесплатно размещают только инвалидов, мам с детьми, беременных. Вокзал переполнен. Всех остальных селят за деньги.

От чиновников никакой помощи
По словам добровольцев, на чиновников они особо не рассчитывают. Из Госпрома, где разместился координационный центр, переселенцев снова отправляют к волонтерам, где их и бесплатно накормят, помогут с одеждой, лекарствами, временным жильем. Правда, в последнее время поток людей из зоны АТО настолько велик, что «добрые феи» просто за голову хватаются.
— Очень много людей, которым нужно восстановить документы. Посылаем в паспортный стол, а там закрыто, — разводит руками Рындина. — Хотя была информация, что они будут работать ежедневно с 9 до 17, а не два раза в неделю. Причем сидит на оформлении всего одна девушка. Естественно, она с потоком не справляется. На переоформление уходит от 12 до 30 дней — все это время люди живут на вокзале.
Волонтеры советуют переселенцам ехать в поисках счастья в другие регионы, но есть проблема с билетами. Путешествовать дорогим «Хюндаем» многие не могут себе позволить, а на обычный поезд — попробуй купить билет.

А В ЭТО ВРЕМЯ
Тем, кого поселили в летние лагеря, ищут зимнее пристанище
В харьковской мэрии говорят: делают все, что могут, но гостиницы и социальные учреждения в городе уже битком забиты. И если в первом случае переселенцы из Донбасса самостоятельно оплачивают жилье, во втором — приходится собирать с миру по нитке.
— Сейчас в городских социальных учреждениях, домах инвалидов и престарелых живут около 300 переселенцев. Это самые нуждающиеся: семьи с детьми-инвалидами, старики и больные люди, — рассказала директор департамента по социальным вопросам мэрии Светлана Горбунова-Рубан. — Мы не можем поселить всех нуждающихся в гостиницу «Турист», нам нечем оплатить это жилье. Там живут несколько человек, которым нужно находиться близко к лечебным учреждениям, но мы постоянно ищем, кто за них заплатит.
По словам чиновницы, о бюджетных поступлениях речи не идет — их просто нет. Деньги для обустройства жизни переселенцам приходится собирать по людям.
Для тех, кто живет на вокзалах, совет один: садиться в поезд и ехать дальше в поисках пристанища на зиму. Харьков переполнен, и сейчас чиновники озадачены другим вопросом — где найти теплые помещения, чтобы на зиму перевезти тех беженцев, которые сейчас живут в детских лагерях.

Сокровище

Пишет Надежда Рындина:

...Пока мама задавала вопросы сотрудникам центра занятости и соц. службы, мальчик просто съедал глазами Книгу: «А можно я посмотрю? ...» 

Фотографироваться не хотел,  смущался — уговорили вместе с мамой. Он согласился только тогда, когда поверил, что Это сокровище ему подарят. Мама говорит, что давно искали Детскую библию, а здесь ещё и на украинском языке... В общем,  держал двумя руками, на конфеты в ярких фантиках рук уже не хватило,  да он и не заметил .
Из грустного. Комментируя картинки: «Мама, а это Война и беженцы?» 

        Очень хочется , чтобы дети рисовали солнышко и котиков , а не «черных драконов» , которые пожирают дом и цветочки...

boy1

Харьков и переселенцы

Рассказ женщины из зоны АТО.: «Захожу в больницу делать рентген. „Понаехали тут, Домбасс! достали уже!“ — говорит тетка, работающая в больнице. Захожу в стоматологию. Женщина-стоматолог: „Подождите, зайдите ко мне в кабинет. Вот — сапоги, куртка, еще куртка. Принесла на работу, продать, и никому не подошло. А тут — вы. Берите! приходите еще, я еще что-нибудь найду!“. У меня — слезы... колени дрожат...».
Девушка-контролер в трамвае, ее рассказ: « а что, ХТЗ -нормальный район, я сама с ХТЗ. Да, у меня живут ребята с Краматорска. Хотят еще родителей вывезти, уговаривают, а те пока никак.» — это на тему, как харьковчане «не хотят сдавать жилье донецким».
Мужик-харьковчанин (которые уже сделал невероятно много для поддержки и помощи переселенцам) — «Ну я могу принять пару человек на работу вот с такой зарплатой... ну у меня же маленькая фирма, больше — никак...». И мы с ним обсуждаем, каким образом можно создавать рабочие места для переселенцев, хоть чуть-чуть, хоть как-нибудь...и нужна поддержка государства. То есть — хорошо бы чтобы государство хотя бы не мешало. А главное — в разговоре я понимаю, что он ничего не хочет от своей помощи, кроме как помочь. Это завораживает — помощь.
Пока не начинаешь разговаривать с людьми, не видно, как много Харьков делает для людей из зоны АТО — обычный Харьков, самый обычный.
Да, мы злимся и ворчим — я первая злюсь и ворчу, и очень злюсь. Я очень недовольна.
Но меня прошибает, когда я вижу, как обычный мужик тащит холодильник — он бедный этот мужик, у него ничего нет, у него — старенький холодильник «саратов» или «донбасс»... он его приносит...а потом снова приходит — починить. «Вы знаете, он шумит. Давайте я починю, чтобы не шумел».
В ситуации « Харьков и переселенцы» есть много трудностей, есть много проблем и граней и всего-всего, от тяжелого до плохого.
Но есть прекрасная и невероятная вещь — люди.
«Неужели потребовались такие страшные события, чтобы люди проявили себя с самой лучшей стороны?» — сказала одна харьковчанка.
Они проявляют. И это такое чудо, что словами передать сложно.

Рыжий, честный, бездомный и Марта с Куклой

10669355_719451531468700_1567314265876972677_oСегодня поселили 8 человек. Продлили проживание троим. Сухие цифры. А за ними – судьбы. Сколько может вместиться чужих судеб и болей в одни уши, сердце и голову, я не знаю. Ну ладно, знакомьтесь, на фото по порядку:
Семья из 6 человек и собачки Куклы (она очень спокойная и аккуратная – мы так обычно говорим хозяйке хостела и администраторам отелей). Кукла же оказалась действительно спокойной и аккуратной, ну хоть раз нам повезло. Пока мы поселили 4-х – папу, бабушку-старушку, и двух девочек – 15 и 5 лет. Мне кажется, если бы существовали ангелы, то они были бы такими, как пятилетняя Марта. А мама с младшей дочкой (1,5 года) приедут в субботу, они пока остались в Одессе. Папа – фермер, сказал, что умеет все, особенно хорошо умеет резать свиней (дальше я попросила его не продолжать, подробности фермерской жизни не для моей тонкой душевной организации))). Они ищут дом в Люботине, Водяном или где-то недалеко, там папа уже нашел работу, и там старшая девочка пошла в школу, где ей очень понравилось. Понятно, что платить пока не смогут, (мы поможем, да?), но просят только месяц, чтобы стать на ноги. Прошу всесильный фейсбук помочь этой семье, они правда хорошие.
«Рыжий, честный» Саша – сирота, ему 17, он уже нашел работу и возможно, завтра-послезавтра попробуем его неофициально пристроить в общежитие. Денег за месяц в общаге просят немного, если с работой все пойдет хорошо, то Саша сможет платить сам. А учитывая, что за 10 минут общения он пытался мне втулить «замену окон», «утепление фасада» и «умный дом» ))), то все у него получится точно.
И пара пенсионеров. Анатолий Петрович завтра ложится на операцию в онкоцентр (не планово, срочно). А Анна Павловна пока поживет в хостеле. У них нет даже тапочек и маленькая сумка с собой. Прошу нашу медгруппу Станции Харьков взять их под опеку (Татьяна Науменко)? Будем надеяться, что у них все будет хорошо!

Юлия Конотопцева

Точка сборки. Как принимают беженцев из Донбасса в Харькове

Лариса Нарыжная, Фокус", 25.08.14

В последние несколько месяцев Харьков стал «оазисом» для жителей Донецкой и Луганской областей, где не утихают боевые действия. Кто-то перебирается сюда надолго, поселившись у друзей и родни, а кто-то, спасаясь от войны, едет дальше — в Россию или другие области Украины. С детьми, чемоданами, а зачастую — без документов и каких-либо перспектив.

Харьковщина стала транзитным регионом — именно сюда стекается больше всего беженцев. Региональный штаб по вопросам переселенцев зафиксировал уже более 43 тысяч обращений — в основном от жителей Донецка. Около 12 тысяч человек уже расселены, остальные устроились сами, у родственников и знакомых.

Место встречи

Южный вокзал — первая точка знакомства с Харьковом для большинства беженцев.  "Гости" сюда приезжают волнами, после каждой серии обстрелов. В иные дни по центральному залу трудно пройти. Мне посчастливилось попасть в «тихий день»: возле консультационного столика собралось всего около двух десятков человек.

— Если все начиналось с 10-20 сложных случаев в день, то сейчас доходит до 300-400 — это только те обращения, которые требуют нашего вмешательства. Например, когда нужно помочь с билетами или поселить, а не просто дать покушать, — поясняет волонтер Надежда Рындина. — К нам едут из Донецка, Луганска, Енакиево, Дебальцево…

На первый взгляд, беженцы ничем не отличаются от обычных пассажиров: те же сумки, дети и стаканчики с кофе. Но глаза у них настороженные и уставшие, другая манера говорить – тихая и неуверенная, и держатся они вместе, будто в поиске моральной поддержки от «своих».  Кто-то спит на стуле, опустив голову на рюкзак, кто-то изучает расписание поездов, а кто-то пытается утихомирить ребенка.

— Стульев не хватает, — вздыхают волонтеры. — Нам бы хоть скамейки сюда — или пластиковые сиденья... Людям же надо хоть немного отдохнуть.

И отдохнуть, и поесть, и уточнить расписание — это как минимум. С отдыхом проще всего женщинам с детьми и старикам — их временно могут приютить в привокзальной гостинице или зале повышенной комфортности. Но жить-то там нельзя, все равно придется или искать квартиру, или ехать дальше.

Пункт помощи беженцам на вокзале в Харькове

С едой м по крайней мере, с легким «перекусом» — вопрос решен. В главном зале есть стойка с табличкой «Ласкаво просимо!», где улыбчивая девушка с бантиками синего и желтого цветов наливает чай и раздает печенье и бутерброды. Там же — предметы женской и детской гигиены, а также минимальный набор лекарств — валерьянка, валидол, корвалол и активированный уголь.

Рядом — консультационный пункт, где новоприбывшим рассказывают, куда обращаться по тем или иным вопросам.  Есть стенд с расписанием поездов и полезными телефонами, а прямо на колоннах висят объявления о поиске пропавших. Ну, а тех, кто ищет работу, ждут снаружи, в палатке центра занятости.

Переселенцы о своих бедах говорить особо не хотят — людям с потухшим, потерянным взглядом явно не до светских бесед. Пообщаться соглашается приехавшая еще раньше из Славянска Татьяна: еще три месяца назад она сама только-только выбралась из зоны АТО, а теперь сама по мере сил старается помочь товарищам по несчастью.

— У меня дочь — инвалид по слуху, — рассказывает Татьяна. — В мае мы сюда приехали, нам дали жилье в Балаклее, дочка получила бесплатную путевку в местный лагерь. А я, как смогла — сразу «на вахту». И вот по сегодняшний день делаю, что могу, для приезжающих.

Проблем у переселенцев — масса, расстроенно качает головой женщина, — и только небольшое количество из них можно решить на месте:

— Многие вопросы — почти тупиковые. К примеру, когда у мамы отсутствуют документы на право вывоза ребенка и нет возможности связаться с отцом. Или когда часть семьи едет в Изварино, а часть — в Белгород, и они никак не могут встретиться…

Основная задача сейчас, считают волонтеры, — помочь переселенцам проехать из Харькова в следующий пункт назначения, поскольку «Первая столица» уже почти исчерпала свои возможности по оказанию помощи.

Макароны и плюшевые мишки

Переселенцы в лагере

Часть беженцев все же задерживается на Харьковщине на более-менее длительный срок. Одежду, еду и прочие вещи получают в территориальных центрах, отделениях Красного Креста, волонтерских пунктах.

Ближе всего к вокзалу — пункт «Станция Харьков», открывшийся совсем недавно. У входа — очередь: в основном, женщины с детьми, но есть и несколько мужчин. Старшие перебирают документы, а детвора настороженно «изучает территорию». В ближайшем кабинете пара консультантов с компьютерами записывает данные новоприбывших и разъясняет, куда по каким делам обращаться — как и на вокзале.

Продуктовый склад волонтерского пункта для беженцев

Дальше — комната с одеждой и склад, где несколько женщин деловито собирают кульки с продуктовыми наборами. Отвлекшись на минуту, одна из них, Светлана, обводит рукой полки:

— Наборы рассчитаны на разное количество людей. Им выписывают номерок, где указано, сколько человек в семье, а мы уже собираем продукты. Например, вот тут — килограмм риса, полкило макарон, банка консервов, банка сгущенки, туалетная бумага, детский или взрослый порошок, мыло для рук, хозяйственное мыло и шампунь.

Этажом выше — детская игровая комната. Для малышей тут есть и куклы, и машинки, и всевозможные плюшевые звери разных цветов, а родители могут отвести душу, пообщавшись друг с другом.

Одна из молодых мам, представившаяся Викой, приехала из Донецка с мужем и маленькой дочкой. Вначале семья отправилась в Беларусь, намереваясь вскоре вернуться домой, но тут как раз начались активные боевые действия — пришлось задержаться в Харькове.

— Мы пока снимаем квартиру. А жилье очень дорогое! — делится наболевшим девушка. — В квартире ничего нет, естественно. Благодаря таким организациям что-то находим…

Что делать дальше, Вика пока даже не представляет — и очень переживает за оставшихся в Донецке родных.

— Мы не знаем... Донецк бомбят, неизвестно, что там после этого останется. Я живу в Буденновском районе, родственники в Киевском… Всюду бомбят! — молодая мама еле сдерживает слезы. — Мы хотим вернуться домой, конечно... Если дома что-то останется.

Жизнь на нервах

В более выгодном положении — переселенцы, которым удалось поселиться в летних лагерях. В одном из них — "Ласточке", расположенном неподалеку от Богодухова в Харьковской области — сейчас находятся около 100 человек, больше половины из них — дети. Еще пару месяцев назад тут жили в основном беженцы из Славянска, сейчас же почти все — из Донецка, плюс несколько луганчан.

Комната в лагере для беженцев

У входа беседуют три девушки — как выясняется, приехавшие на Харьковщину с месяц назад. Катя, Юля и Наташа живут в «Ласточке» с родными, но мечтают поскорее вернуться домой — "и чтобы все это поскорее закончилось".

— Я из Донецка. Дела там обстоят плохо, еле дозваниваемся до родственников. Связи нет, воду уже отключили, свет тоже постоянно отключают — даже телефон зарядить нельзя, — вздыхает Катя. — Здесь живется хорошо — точно лучше, чем там сейчас! Но все равно…

Приятельницы признаются: как бы тихо и спокойно не было в лагере, забыть о событиях в Донецке ни на секунду не удается. И там постоянно были на нервах, и здесь — прежде всего, из-за невозможности связаться с родственниками.

— Бывает, ночами не спишь, за телефон держишься, трусишься. Так что в моральном плане — не полегчало, — передергивает плечами одна из девушек. — Не знаю, как другим, но лично мне тяжело. Да и как тут вообще можно спокойным быть!

О политике, самопровозглашенных «республиках» и военных действиях донетчанки вспоминают неохотно — в голосах сразу начинает звучать боль и обида. Говорят, сейчас уже не знают, кому верить и за кого больше «болеть» — за «ДНР» или за Нацгвардию.

— Они между собой воюют, а люди страдают! Если вы уже так хотите воевать за народ, идите туда, где никто не живет — в поля, в леса! Зачем стрелять в поселках, где люди живут? Там дети гибнут! И как вообще можно убивать своих же родственников, — возмущается Катя.

Рядом резвятся детишки: мячики, куклы, велосипеды — как будто и не было в их жизни ни бомбежек, ни поспешного бегства из родного города.

Дети переселенцев из Донбасса

— Дети сдружились, гуляют вместе. Мы тут уже почти как одна большая семья, — добродушно смеется смуглая молодая женщина по имени Аня, вызвавшаяся показать жилой корпус. — Естественно, как в любой семье, бывают неурядицы, но только мелочи: кто-то что-то бросил, не убрал, недотер — быстренько исправили, и все хорошо! Не серьезных конфликтов, склок, сплетен… Это счастье!

Переселенцы охотно показывают, как им живется. В комнатах чисто, светло — единственное, смеются, мухи достают, но куда ж от них летом деться? Посуда, электрочайники, утюги — имеются. На столовую тоже никто не жалуется.

— Меню у нас разнообразное, — рассказывает Аня. — Завтрак — вареные яйца или омлет, макароны или гречка, бутерброды, чай, молоко или компот на выбор. Для детей обязательно есть печенье. В обед — горячий суп или борщ, каша, кусочек курицы или рыбы, овощи — огурцы, помидоры или салат с капустой. На ужин — в основном, картошка: пюре, тушеная, отварная, с овощами, еще курица с рыбкой… Для деток всегда есть молочное, манная каша. А если варят какао — оно вообще уходит за три секунды!

За всем хозяйством в «Ласточке» следит директор лагеря Елена Хованова — именно на ее плечи ложится весь груз ответственности за решение бытовых и организационных вопросов, которых с каждым днем, к сожалению, все больше. Если с продуктами сейчас проблем нет, то многое другое — в дефиците.

— В чем потребность? Да, в принципе, во всем… У нас очень много детей, нуждающихся в памперсах 4–6 размера — где-то 30 человек. Есть проблема с элементарными женскими прокладками. Чистящие-моющие средства очень нужны, — говорит директор «Ласточки». — С питанием сейчас нормально, но, конечно, хотелось бы детям еще конфет и печенья — их никогда много не бывает! К тому же, мамы уже просят детскую теплую одежду и обувь — сюда-то они приехали давно, когда было еще жарко. Рядом есть магазин, но там уже все разобрали!

«Горячий» вопрос — школа: до начала занятий осталось совсем немного времени. По словам Елены Ховановой, детей будут возить на занятия в соседние села, Крысино и Максимовку. Но долго ли они там проучатся, и вообще проживут в «Ласточке», — вопрос: что делать в неотапливаемом лагере с приходом холодов, сказать пока сложно.

— Сентябрь еще будет теплым, а потом похолодает. Помещение не отапливается. Как дальше будет — не знаю, — качает головой Хованова.

 

Статистика за сентябрь

Статистика посещений центра помощи переселенцам «Поинт Рэд» или «Контора на Конторской» за сентябрь:


 
Семей Человек
01.09.2014 114 269
02.09.2014 175 380
03.09.2014 175 415
04.09.2014 168 364
05.09.2014 124 266
06.09.2014 152 342
08.09.2014 99 214
09.09.2014 148 306
10.09.2014 149 335
11.09.2014 138 303
12.09.2014 127 301
13.09.2014 104 215
15.09.2014 107 262
16.09.2014 145 296
17.09.2014 120 259
18.09.2014 109 222
20.09.2014 110 218
21.09.2014 66 173
22.09.2014 109 252
23.09.2014 123 278
24.09.2014 117 250
25.09.2014 100 232
26.09.2014 105 212
27.09.2014 94 205
29.09.2014 94 242
30.09.2014 94 216
Итого 3166 6991

Социальный срез:
Трудоспособные взрослые: 4371

Дети: 1849

Пенсионеры: 680

Беременные: 45

Инвалиды: 78

Многодетные семьи: 71

Гендерно-возрастной состав:



 
01.09.2014 51 132 82
02.09.2014 71 199 111
03.09.2014 107 196 112
04.09.2014 87 186 87
05.09.2014 58 135 77
06.09.2014 95 149 92
08.09.2014 53 107 50
09.09.2014 70 167 68
10.09.2014 72 161 100
11.09.2014 70 149 76
12.09.2014 68 142 87
13.09.2014 48 99 65
15.09.2014 69 122 75
16.09.2014 76 150 84
17.09.2014 63 129 68
18.09.2014 54 118 50
20.09.2014 49 110 55
21.09.2014 39 70 32
22.09.2014 47 115 90
23.09.2014 56 149 72
24.09.2014 70 127 56
25.09.2014 68 102 48
26.09.2014 56 102 46
27.09.2014 59 85 48
29.09.2014 66 99 60
30.09.2014 58 93 58
Итого 1680 3393 1849



География:

Расселение:

Регистрация в государственных учреждениях:

На конец сентября, по официальным данным в Харьковской области находится 94044 человека. Если, учитывать эту статистику, то эту цифру следует умножать, как минимум на 4, к тому же, очень возможно, что в сёлах процент незарегистрированных ВПЛ ещё больше

Последняя инфографика с сайта slovoidilo.ua

Актуальная помощь переселенцам из АРК и зоны боевых действий