150116_feschenko02

Господи, прошу, береги их!

Пишет Алла Фещенко

Вот пришла я домой после долгого дежурства... И такое странное чувство...(((( Но обо всём по порядку. 
Сегодня мы встречали деток из зоны АТО. Они выезжали две недели назад на каникулы во Львов. Вот теперь возвращаются. 27 прекрасных , воспитанных, «няшных», добрых... Можно продолжать бесконечно... Они правда классные! День был насыщенный, позитивный, динамичный! Встречали, селили в отель. Обедали, получали подарки от ЮНИСЕФ, кормили голубей на привокзальной площади, посетили музей истории железной дороги... Спасибо за приглашение руководству вокзала, ( кстати интересно, свожу своих детей). 

Снова приехал ЮНИСЕФ и ещё кучу подарков подарил, полудничали, играли с нашими психологами, получили подарки от Юрия Сапронова, следом подарочки для мам деток, что б малые не с пустыми руками приехали к семье... Дальше сладости, игры, веселье, ужин (обалденный плов!). 

А ещё у нас случился казус, у одной девочки порвались сапоги, и обувь присланная от германских друзей пришлась ОЧЕНЬ кстати! Потом мой рёв, точнее наш... Мы с Надей просто обнялись и ревели...((( Я перед ужином всем детям раздала записочки с моими телефонами и объяснила, чтоб передали их родителям и что «Станция Харьков» поможет их семьям с эвакуацией, расселением и работой, поддержит, пусть только выезжают! Всё ок, и уже пора уходить в отель, и тут мы видим что один мальчик сидит и плачет навзрыд... Мы все к нему... а он только и может выговорить: «Я ПОТЕРЯЛ...» Мы (волонтёры, психологи, сопровождающие) не можем добиться, что потерял. Стали перечислять всё, что дарили. А он, оказывается, листик с моими телефонами потерял... О Господи... Он же хотел маме отдать... и уехать от войны... и потерял... Блин... Пишу и реву... Будь проклята эта война и все кто её затеял... НЕНАВИЖУ!

Мы дали ему листик с номерами — и всё, жизнь наладилась у него! А мы с Надей просто разревелись. Проводили деток до номеров и уставшие, но гордые и счастливые пошли закрывать пункт. И вот оно это странное чувство... вроде и хорошее ж дело сделали, а горечь страшная... Ведь завтра им ехать в зону боевых действий... ГОСПОДИ, ПРОШУ БЕРЕГИ ИХ!

А теперь СПАСИБИЩЕ!
Огромное спасибо мои любимые и самые лучшие харьковчане! У нас целые горы вкусностей и подарков для деток, и не важно сколько и чего принесли... в купе у нас гора!! Всё, что они не съели, завтра повезут домой! 
Большое спасибо благотворительному фонду « Едина Родина» за кучу всего вкусного и с такой заботой приготовленного и упакованного!
Спасибо церкви «Живая надежда» за традиционно вкусный супчик! 
ЮНИСЕФ УКРАИНА за подарки и позитив от общения! 
Юрию Сапронову за гостинцы от Деда Мороза! Очень всем понравились!
Спасибо сотрудникам Натальи Коровиной за подарки для мам и тёплое письмо!
Спасибо Татьяне Бернацкой за вкусные сосиски, для детей и волонтёров (которые работали все с 9:00 до 21:00).
Спасибо координационному штабу МЧС за помощь!
Благодарность доблестной милиции за безопасность деток на вокзале!
Спасибо руководству и сотрудникам вокзала за слаженную работу, ночлег в гостинице и поход в отличный музей!
Спасибо друзьям из Исламского культурного центра за вкуснейший плов! 

Извините если кого забыла, просто день очень насыщенный. Дай вам всем Бог мира и счастья!
И еще. Я СТРАШНО ЛЮБЛЮ НАШУ КОМАНДУ « СТАНЦИИ ХАРЬКОВ» Друзья, вы лучшие! Вокзаааааааааал! 
И таки да, ВМЕСТЕ МЫ СИЛА!

kh.vgorode.ua-02

В Харьков перестали приезжать переселенцы из зоны АТО

Ольга Адаменко, «Вести», Харьков, 15 января 2015

В связи с усугубившейся ситуацией на Донбассе, а также последними заявлениями об остановке продажи билетов на автобусы, следующие в зону АТО, поток переселенцев в Харьковскую область заметно сократился.

Волонтеры говорят, перевозить людей стало еще сложнее, чем раньше. Транспорт не ходит, а добровольцев просто не пускают за пределы блокпостов.

Однако добраться из Харькова в Донецк и Луганск и обратно все-таки возможно. И занимаются этим в основном перевозчики из охваченных военными действиями областей.

Билеты в зону АТО до сих пор можно купить в кассах. Фото: Ольга Адаменко
Билеты в зону АТО до сих пор можно купить в кассах. Фото: Ольга Адаменко

«Отвечаем «держитесь»

Поток переселенцев в Харьковскую область заметно сократился еще в период новогодних праздников. Однако с понедельника, люди из Донецкой и Луганской областей и вовсе перестали приезжать.

Если еще в декабре волонтеры «Станции Харьков» принимали на железнодорожном вокзале в день в среднем до 150 человек из зоны АТО, то сейчас за помощью обращаются человек 20. И это в основном люди, которые уже некоторое время ищут пристанища на подконтрольных Украине территориях.

«У людей просто нет теперь возможности выехать. Даже если и едут, то окольными путями, лесами, полями, а это очень опасно, так как вокруг все заминировано. Плюс добраться до блокпостов очень сложно, большой шанс попасть под обстрелы. Так что пока у нас затишье», — рассказывает волонтер «Станции Харьков» Юлия Пименова.

Волонтеры также отмечают, что из-за усугубления ситуации на Донбассе, где сейчас ведутся активные бои, люди в ближайшее время вновь могут ринуться за спасением в Харьковскую область. «Ситуация усложняется, возможно из-за увеличения количества жертв, люди вновь побегут, но как, пока не понятно», — говорит Юлия.

Пока волонтеры получают шквал звонков от желающих выехать, но помочь им не могут. «Волонтеров в зону АТО сейчас просто не пускают. Мы только можем ответить людям: «Держитесь», — говорит Юлия.

О том, что за пределы блокпостов пока лучше не соваться пишут и волонтеры, которые помогают украинским военным. К слову об этом их просят сами подопечные.

«В общем так, друзья. Я редко высказываюсь в подобном тоне, но сейчас меня попросили сказать как можно категоричнее. Военные очень просят пока воздержаться от поездок дальше Новоайдара. Очень-очень. Дословно — кого увидим из наших волонтеров — за шкирку вышвырнем. Люди, очень прошу, посидите дома до конца недели», — написала на своей странице в Facebook волонтер группы «Help Army» Татьяна Бедняк.

Большой наплыв переселенцев в Харькове начался летом. Фото Константина Буновского.
Большой наплыв переселенцев в Харькове начался летом. Фото Константина Буновского.

В Луганск и Донецк за 300 грн

Но варианты выезда в зону АТО и въезда в Харьковскую область все-таки есть.

Несмотря на запрет от 6 января Государственной инспекции Украины по безопасности на наземном транспорте о продаже билетов на автобусные перевозки в города, расположенные в зоне АТО, автобусы все же продолжают ходить, правда, не доезжая до конечного пункта назначения.

В частности, билеты на автобус Харьков-Луганск (стоимость около 100 грн.) можно купить на Центральном автовокзале (проспект Гагарина, 22). Информацию о отправке рейсов лучше уточнять заранее. «Они ходят, но ходят, как попало. Утренний рейс на 6:30 на завтра отменен. А в 11:35 будет. Они доезжают только до Новоайдара, а там, как получится», — рассказали «Вестям» на вокзале.

Не доезжают до конечного пункта и автобусы Харьков-Донецк, которые ежедневно (в 10:00, 10:40 и 15:00) отправляются с АС № 6 (станция метро «Пролетарская»). «Автобусы доезжают до Константиновки. Стоимость билета 150 грн», — сообщили «Вестям» на станции.

Однако есть и такие перевозчики, которые за 300 грн обязуются доставить и в Луганск, и в Донецк. С первым проще. Перевозчик с луганской регистрацией осуществляет рейсы ежедневно. В 8:00 выезжает автобус из Луганска (от автовокзала, стоимость 250 грн), из Харькова в 9:00 (от ж/д вокзала, стоимость 300 грн.). На вопрос журналиста, возможно ли сейчас доехать до Луганска и вернуться обратно, по телефону ответили: «Легко».

А вот с Донецком сложно, но тоже возможно. Перевозками занимается донецкое туристическое агенство. Все нюансы в компании просят уточнять по телефону, так как перевозки осуществляются не регулярно и рейс могут отменить в любой момент.

«Автобус Донецк-Харьков движется по маршруту через города: Селидово, Димитров, Красноармейск, Дружковка, Константиновка, Краматорск, Харьков, Изюм, Чугуев. Этот маршрут временный, он может меняться в зависимости от ситуации в городах. Но автобус Донецк-Харьков будет осуществлять движение по безопасному маршруту, и вам не стоит беспокоиться», — говориться на сайте компании.

По телефону, перевозчик уточнил «Вестям», что очередной рейс запланирован на сегодня на 5:30 утра, когда следующий — неизвестно. «Дороги становятся с каждым днем все сложнее и сложнее. Что будет дальше, мы не знаем», — ответила девушка.

Узнав, что звонок поступил из Харькова, добавила: «А мы находимся в Донецке и у нас ситуация все хуже и хуже. У нас остался один водитель, который соглашается ехать. Мы понимаем, что людям надо, поэтому рискуем. Но под пули не поедем, будем пережидать, как-то объезжать».

На вопрос журналиста, сколько времени может занять поездка, девушка ответила: «Мы сейчас находимся в центре города и нас буквально обложили «Градами», что я могу вам в такой ситуации ответить? Звоните, ситуация меняется каждую минуту».

За сумасшедший риск и ответственность за жизни людей, фирма берет по 300 грн с человека. Столько же стоит и передать передачу родственникам.

Осторожно, мошенники!

Аферисты собирают средства, пользуясь именем «Станции «Харьков». Недавно в сети появилось следующее сообщение от пользователя Патрiот України:

Здравствуйте, меня зовут Андрей Жуков. Я украинский волонтер. И скажу честно, в эту группу я пришел за помощью.
Конкретно сейчас мы собираем средства для украинской армии.
Не знаю, куда уходять все деньги, которые дает США, Европа, Канада и все мировое
сообщество.
Национальная гвардия обеспечена только на 50%.
Некоторым батальонам до сих пор не выдали зимнюю одежду.
Ситуация с медикаментами, одеждой, едой и водой реально страшная.
Сначала государство просило деньги у всех, затем урезало зарплаты и пенсии.
Но деньги ушли в никуда.
Досадно, что обеспечение амуницией, техническими устройствами,
продуктами, бронежилетами и даже оружием в это трудное для нашей страны время легло на плечи граждан Украины, которые чувствуют свою ответственность за судьбу страны.
Организация Станция «Харьков» — общественная волонтёрская инициатива, созданная с целью эффективного оказания актуальной помощи переселенцам из зоны АТО, а также солдатам, которые находятся на фронте и нуждаются в нашей поддержке.
Каждая гривна внесет свою долю в приближение победы. Я обещаю.
Недавно в Одессе было взорвано одно из представительств нашей организации. Значит, кому-то
мешаем. Значит, с нами Бог.
Вот номер счета QIWI, на который можно перечислить деньги:
+380982600331
А также адрес одного из пунктов сбора продуктов, вещей и детских рисунков: #Поинт_Ред»
— ул. Красноктябрьская, 20, пн-сб с
11 до 18. И напоследок — http://uacrisis.org/ru/volunteers/
Сайт с проверенными организациями, чтобы вы не попались на крючок аферистов.
Помогите, кто чем может. Я умоляю

Сообщаем, что:

  1. У «Станции «Харьков» нет волонтёра по имени Андрей Жуков.
  2. «Станция «Харьков» с момента своего основания и по сей день помогает и собирает средства только на помощь внутренне перемещенным лицам и (в отдельных случаях) на помощь мирным гражданам, находящимся в зоне АТО.
  3. Все счета и реквизиты, на которые мы ведём сбор указаны в верхнем посте нашей страницы, а также на нашем официальном сайте. За целевое использование средств, собираемых другими способами, кроме тех, о которых мы сообщаем, мы ответственности не несём и ручаться не можем.
  4. «Станция «Харьков» с момента своего основания и по сей день не имела и не имеет представительств в Одессе.
  5. На сегодняшний день единственное нападение на наш пункт (в Харькове), к счастью, обошлось без жертв и потерь.

Пожалуйста, будьте бдительны, проверяйте информацию о сборах, прежде чем перевести средства! Сообщайте о подозрительных сборах от нашего имени в личку страницы.

Как станция Харьков меняет беженцев

Надежда Калачова, «Фокус», 09.01.15

Беглецы с Востока не сразу понимают, почему люди в Харькове о них заботятся. Но когда понимают — присоединяются
Беглецы с Востока не сразу понимают, почему люди в Харькове о них заботятся. Но когда понимают — присоединяются

С марта этого года в Харькове официально зарегистрировано 113 тысяч вынужденных переселенцев. Волонтеры говорят о 400 тысячах.

Волонтерам виднее. Ведь в большинстве случаев именно они встречают беженцев на вокзалах и помогают им освоиться в мирной, но не всегда гостеприимной реальности.

– Сегодня маму из Первомайска в Харьков везут, – с тревогой говорит женщина лет пятидесяти, обращаясь к знакомой. – Она побыла здесь два месяца и вернулась хату стеречь. А теперь город накрыли ударами. Хлеба нет — пекарня не работает. В женскую консультацию снаряды попали. Тридцатая школа разрушена.

Светловолосая женщина слушает приятельницу молча. На ее лице то ли оцепенение, то ли отрешенность.

– Аня, нам просто не будет куда возвращаться, – продолжает собеседница. К тревоге в ее голосе добавляется отчаянье.– А когда я в последний раз была в Первомайске, в городе такая тишина была, что становилось жутко. Кажется, чихнешь, и эхо покатится улицами, как в горах. Только стук молоточков слышен – окна забивают.

«Мы не молились, а воем выли»

Анна и Наталья – беженцы из Первомайска Луганской области. Вмести прятались от взрывов в подвале. А теперь случайно встретились в Харькове в очереди благотворительного центра, где оказывают помощь переселенцам.

Анна приехала в Харьков с мамой и двумя детьми. Живет семья у родственников «большим колхозом» – восемь человек в одном доме. Их квартира в Первомайске разрушена. Первое попадание было в июле. А когда Анна наведалась домой в сентябре – собирала потолок с пола.

– Мой отец умер от онкологии в январе этого года. Думаю, это к лучшему, – в глазах женщины стоят слезы. Объясняет. – Был бы он прикован к постели, мама бы его не бросила. Все мои знакомые живы. Мы с мамой и детьми тоже живы, слава Богу. Только доктор, с которой я работа, умерла. У нее был перитонит после разрыва аппендицита. Не было воды, света, и из Стаханова скорая не смогла приехать: обстрел.

Анна – медсестра. В Харькове устроилась уборщицей.

– Был случай, когда у нас в доме взрывной волной сорвало дверь, – вспоминает женщина. – Черкнуло по голове соседку, только чудом не убило. У нее кровь льет, а у меня, медсестры, есть только бинт и вата. Я вам честно скажу, материлась я тогда громко.

– Как вам жилось в ЛНР?

– Бывало, эти казаки, ополченцы, или как их правильно называть, воду и хлеб привозили. Даже мед однажды. Но были и дни, когда не было ни воды, ни хлеба. Хлорированную воду из бассейна брали. Я перешла жить в подвал на соседнюю улицу, к куме. Меня там гостеприимно приняли. Кушать варили на всех. За водой ходили по очереди. Было бы у меня здесь свое жилье, я бы всех этих людей сюда забрала. Всех.

– Раньше о войне только в книжках читали. А какая она на самом деле?

– Страшно. Страшно. Страшно. Очень страшно, – на одном дыхании отвечает Анна. – Страшно ночами сидеть, и молится, чтобы детей своих увидеть. Осколкам ведь все равно куда лететь. Сидел человек на лавочке, никого не трогал — и нет человека. На шахте Менжинского сторожа убило. Его тело в ангар спрятали, чтобы собаки не растащили. У моей школьной учительницы по черчению сердце остановилось. Ее во дворе похоронили. Ни отпеваний не было, ничего.

Анна дышит громко и тяжело, будто в кошмарном сне. Продолжает.

– Выезжать из города тоже страшно. В подвале спрятался, и есть надежда остаться в живых. А машину обстрелять могут. Нас в Харьков волонтеры вывозили на старом уазике. Мы приехали к блокпосту ополченцев, сказали, куда и зачем едем. Мужчина в камуфляже с автоматом в руках нам на это пробухтел: "В сорок пятом же люди в Германию не бежали? Там же враги". Машина наша тихонечко двинулась, а он все матерился вслед. Тогда водитель повернулся к нам, говорит: "А теперь бабы, молитесь, чтобы до следующего блокпоста живыми доехать". Так мы не молились, а воем выли. Всей машиной "Отче, наш" читали. И доехали.

Душа харьковского вокзала

В зале ожидания станции Харьков стоит тяжелый воздух. Многолюдно. Нарисованная на стене картина советских времен – голубое небо, солнце, развевающееся на ветру красные флаги – контрастирует с погодой за окном. Там слякоть и дождь. Синими огоньками светится новогодняя елка. Из игрушек на ней – только большая вырезанная из бумаги снежинка.

– Мы елку хотим не игрушками, а желто-синими ленточками украсить, – замечая мой интерес, объясняет круглолицая девушка с челкой на бок.

Девушку зовут Вера. Она волонтер "Станции Харьков", общественной инициативы, которая помогает переселенцам из зоны АТО.

Вера, волонтер «Станции Харьков»

Вера, волонтер «Станции Харьков»

– Вокзал – первый рубеж, где люди либо увидят поддержку, либо почувствуют себя брошенными, – гул от прибывающего на станцию поезда заглушает Верины слова.

С началом зимы волонтеры "Станции Харьков" принимают в день до ста беженцев из Луганской и Донецкой областей. В конце лета их было существенно больше – за сутки за помощью обращалось до семисот переселенцев.

На вокзале этих людей кормили, предоставляли им возможность бесплатно помыться. Дальше действовали в зависимости от нужды: одним помогали найти жилье, другим – роботу. Раздавали теплую одежду, медикаменты, помогали возобновить документы. Поддерживали. Слушали. Утешали.

– Власть с проблемой не справлялась? – спрашиваю Веру.

– Когда ты сидишь в административном помещении, трудно увидеть то, что происходит на вокзалах, – отвечает девушка. – Но теперь, по инициативе волонтеров, с нами дежурят работники центра занятости и МЧС. Харьков переполнен. По оценкам волонтеров, в городе и окрестностях живет около четырехсот тысяч людей, бежавших от войны. Поэтому МЧС помогает им переехать в другие области. А в социальной службе занятости сначала нужды не было. Беженцы надеялись, что они здесь ненадолго: пересидят опасность, и вернуться домой. Но этого не случилось.

О работе с переселенцами Вера рассказывает со знанием дела. Когда впервые шла на вокзал, думала, пробудет здесь всего день. В итоге, помогает беженцам уже четыре месяца.

– Поначалу не могла работать без слез. Людям, конечно, старалась этого не показывать. Отходила в сторону.

– Отчего слезы?

– Когда ты слушаешь, что у человека на глазах ребенка разорвало, как не заплакать? Как? – с недоумением растолковывает мне Вера. – Или когда ты регистрируешь людей и записываешь дату рождения: 1931 год, 1928 год. Думаешь, сколько этим людям осталось жить, и где им вообще жить. Видишь мам, которых прямо с вокзала в роддом забирают. Или мам с новорожденными детьми, потому что в роддом попал снаряд. Слушаешь женщину, которая блинчики из каштанов пекла, как в 32 году. Или истории про опухших с голоду инвалидов. Все стояли в очереди за хлебом. А как им быть?

– Убежать от этого всего не хотелось?

– Каждый раз говорю себе, что я тут последний день. И опять возвращаюсь. А самое страшное то, что никто не может ответить на вопрос: "Когда же это все закончится?"

В больших голубых глазах Веры заметна усталость.

– Знаете, когда война только началась, люди чувствительнее были. "Боже, помоги« – первая реакция. А теперь все чаще ожесточаются. Нам бы рядом с социальными работниками кого из духовенства привлечь к работе.

Беженцам нужен добрый самарянин

В кабинете директора благотворительной организации Католической церкви »Каритас", греко-католического священника отца Сергея, холодно. Обогреватель жужжит, не переставая. Отец Сергей поверх длинного подрясника, полы волочатся по земле, надел черный жилет. На столе парит большая чашка кофе. Но отец будто бы забыл о ней. Струйка пара становится все прозрачнее, пока не исчезает совсем.

– Вы не против, если я компьютер включу, – обращается ко мне священник. – Моя имость за это меня ругает. Говорит: "Ты человеку в глаза смотри, а не в монитор". Но работы сейчас много. Я только одним глазком буду сюда поглядывать.

Под опекой "Каритаса" находятся уже более двух с половиной тысяч вынужденных переселенцев.

– Я сначала переживал, как люди о нас узнают, – признается отец. – В проекте даже деньги были выделены на рекламу. Но она не понадобилась. Большинство работников "Каритаса" – сами переселенцы из Донецкой и Луганской областей. Многие из них были волонтерами "Станции Харьков". Поэтому найти нуждающихся людей для проекта было не сложно.

Здесь помогают питанием, одеждой, обогревателями для домов. «Каритас» Германии, вмести с немецким правительством, выдает переселенцам специальную банковскую карточку с деньгами на еду и жилье.

– Вот только проблема есть, – говорит священник, – немецкие доноры требуют справку, что ты переселенец из зоны АТО. А со справками у нас в Харькове сложно.

Сам отец Сергей родом из Ивано-Франковска. В Харькове живет уже восемь лет. Чужим себя здесь не чувствует.

– Как они воспринимают вас, священника из Галичины?

– Я, знаете, уверен, что половина людей, которым мы сейчас помогаем, была за ДНР, ЛНР. А у женщин, которые приезжают сюда с детьми, мужья воюют на стороне террористов. Но для нас важны люди, а не их убеждения. Как говорит апостол Павел: "Нет ни эллина, ни иудея, ни раба, ни свободного, но все и во всём Христос".

– А когда про убитых украинских солдат слышите, и тогда у вас злобы не возникает? – допрашиваю отца.

– Христос сказал любить всех, – спокойно отвечает священник, как будто бы он сегодня видел, слышал этого самого Христа. – Вы притчу о милосердном самарянине помните? Там есть вопрос: "Кто для меня ближний?". В этой притче Христос нам показывает не так человека, который лежит побитый на дороге, как пример того, кем мы должны для него стать. Стать для нуждающегося ближним, как это сделал добрый самарянин. Есть надежда, что через помощь друг другу мы все изменимся. Так должно быть.

– Для чего эта война, отче? – задаю вопрос, который все время крутится в голове.

– Мои дети каждый вечер заставляют меня читать им Святое писание. Вся история Ветхого завета – о том, как Бог требует верности от израильского народа. Когда народ отходит от Бога, создает себе божков, тогда начинаются войны и испытания. Так, видно, и с нами сейчас происходит.

Культ Даров небесных

Михаил, социальный работник "Каритаса", внешне похож на ученого-физика. Черные, зачесанные назад волосы, открывают высокий лоб. Большие глаза проникновенно смотрят из-за круглых очков. На подоконнике напротив его рабочего стола разноцветные горы из постельного белья и полотенец.

Михаил, социальный работник «Каритаса»

Михаил, социальный работник «Каритаса»

– Я по собственному опыту знаю, как это бежать из города, – рассказывает Михаил. – Если у тебя нет машины, то постельное белье, посуду ты берешь в последнюю очередь. Это вещи первой необходимости, но они тяжелые. Детские игрушки тоже все забывают.

Михаил родом из Донецка. Вместе с семьей покинул город в середине июня. До того, как переехал в Харьков, жил у тещи в Старобешевском районе Донецкой области.

– Тогда это был глубокий тыл украинской армии, – вспоминает мужчина. – Наши солдаты взяли Иловайск, Ясиноватую, Авдеевку. Мы все ждали, когда же они зайдут в Донецк. Потом началось новоазовское наступление, и мы оказались на линии фронта, – спокойный повествовательный голос Михаила меняется так же резко, как и ход событий, о которых он говорит. – Ночью я слышал залп градов, свист снарядов, взрывы. Родственники прятались в подвале, а я туда не шел. Это что-то иррациональное. Мне легче было лежать на кровати, читать книгу.

– Вы могли читать в то время? – удивляюсь.

– Перечитал массу приключенческой литературы. Книги с хорошим динамичным сюжетом позволяют отвлечься от действительности. Все время бояться не получается. Адаптируешься ко всему. В определенное время я заметил – когда канонада затихала, мне становилось тревожно. Если не стреляют, значит, что-то готовится. От обыденных звуков – сосед забивает гвоздь в стенку – я отвык. Стрельба стала частью жизни. Даже наша собака взрывов перестала бояться. А когда бой начался уж очень близко к нашему дому, мы решили уехать.

История Михаила нетипична для переселенцев. C жильем в Харькове ему помог друг. Михаил сразу же нашел здесь роботу — у него диплом профессионального соцработника. Жена тоже. Смирился с тем, что его квартиру в Донецке могут национализировать боевики ДНР. Просто поехал домой, забрал дорогие сердцу вещи, чтобы никто чужой их не касался.

– Есть люди, которые легко перестраиваются на новую реальность, есть те, кому сделать это очень сложно, – объясняет Михаил. – А есть те, кто этого не сделает никогда. Моя теща тому пример. Она свой дом не бросила. Тяжело людям, которые привыкли всю жизнь работать, а в новой реальности себя не находят.

– Как вы оцениваете помощь государства переселенцам?

– Моя личная точка зрения – наше государство делает то, что оно может делать. Оно не богатое, у него нет опыта в решении подобных проблем. Волонтеры оказались мощнее государства по своим возможностям, мотивации, умелости. Меня, профессионального социального работника, Харьков очень удивил.

– Все настолько хорошо?

– В ситуации с волонтерами и переселенцами есть одна мощная опасность, – задумавшись, отвечает Михаил. – Во время Второй мировой войны на тропических островах, где США воевали с Японией, военным на парашютах забрасывали оружие и еду. Часть этой помощи попадала в руки к первобытным племенам, которые жили вблизи военного городка. За несколько лет войны эти люди привыкли получать помощь просто с неба. У них сформировалась идея, что им ее посылают предки. Когда война закончилась, эти племена стали изображать традиции американской армии: строить муляжи взлетных полос, ходить строем в надежде, что небо им снова поможет. Важно, чтобы такого культа Даров небесных не возникло у нас. Для этого нужно, чтобы переселенцы совершали некоторые поступки, чтобы самим себе помочь.

Война и вечность

В адаптационном центре "Станции Харьков" слышен детский смех. Здесь в маленьких кабинетах бывшего офиса временно живут семьи переселенцев. Дети в большой общей комнате открыли на полу ресторан. Мамы хлопочут на кухне.

дети из адаптационного центра «Станции Харьков»

– Войну и повседневную жизнь очень тяжело совмещать, – говорит Ирина, женщина лет тридцати, не переставая цокотать ножом по деревянной дощечке. – Отвела дочку в садик. В девять часов звонят: "Ребенка заберите. Бомбежка началась". Или в школе на собрании талдычат нам, мол, за детей не переживайте, мы с ними потренируемся, они будут знать, как в случае обстрела вести себя. Нас заставляли вести привычный образ жизни, хотя вокруг война.

– Если все покинут город, за кем будут прятаться ополченцы, – вступает в разговор Наташа, невестка Иры. – Мы собирались сюда уже под бомбежками. Последней каплей было, когда целую семью наших друзей убило. В четверг девочка из этой семьи мою Лизу у входа в садик встречала, а в пятницу ни ее, ни родителей уже не было в живых.

Наташа и Ира – внешне совсем разные. Только говорят одинаково: слегка стиснув зубы.

– Мы знаете, когда ехали сюда, не верили, что нам здесь помогут, – крутит головой в знак отрицания Наташа. – У нас в Горловке злоба возрастает. Люди желают другим всего самого плохого только потому, что у них отличаются взгляды. В Харькове люди доброжелательные. Мы, знаете, волонтеров сначала совсем не понимали. Зачем им нам помогать?

– А сейчас поняли? – спрашиваю.

– Мы тоже теперь стараемся хоть как-то кому-то помогать, – отвечает Наташа. – Недавно нашли квартиру неплохую, но нам район не подошел. Мы от нее не отказались, а позвонили знакомым из Горловки. Теперь они там будут жить, – и, призадумавшись, добавляет. – Наверное, да. Мы что-то поняли.

Прощаясь с переселенцами, я вспоминаю прочитанный недавно отрывок из книги.

Война несет немало злости, страха и страдания. В ней есть изрядная мера жестокости и злобы. Но в тоже время война заставляет тысячи людей заниматься не собой, а теми ценностями и делами, которые они сочтут выше своих собственных. Потому, что в военное время никто уже не верит, что будет жить вечно.

Нападение на «Поинт ред»

Вчера вечером, 8 января, около 22 часов пятеро мужчин в балаклавах с оружием ворвались в помещение и в грубой форме потребовали от охранника разъяснить политическую позицию «Станции».
Нападающие скрылись.
Пострадавших нет, имущество и помещение в полной сохранности.
Заявление в милицию написано, возможно, больше информации по этому делу будет после проведения расследования.
Мы пока не можем с уверенностью сказать, какова была цель этого нападения, но расцениваем его как провокацию.
Наши пункты продолжат свою работу в прежнем режиме, помощь будет выдаваться в том же объеме.

Vecherny.Kharkov

«Вечерний Харьков» подвел итоги рейтинга «Признание народа-2014»

В шестой раз горожане проголосовали за самых уважаемых земляков, оценив их заслуги перед харьковчанами.
Проект «Признание народа» — это рейтинг популярности общественных деятелей, предприятий и организаций, составленный по результатам голосования читателей газеты и сайта «Вечерний Харьков». А также возможность на страницах газеты рассказать городу о достойных почета и уважения жителях, простых харьковчанах, которые помогли ближним в трудную минуту.

В этом году такое голосование проводилось в шестой раз. По просьбе читателей «география» его стала шире, пополнившись новыми номинациями.

— Возможно, поэтому активность людей была невероятно высокой — харьковчане имели возможность выбрать именно то, что им близко и непосредственно касается их жизни, – говорит главный редактор  «Вечернего Харькова» Татьяна Костенко.

Однако в некоторых номинациях победителей определить не удалось, например: «Любимое место отдыха года» и «Туристические услуги года», несмотря на то что город активно работает над улучшением своего туристического имиджа.

— Думаю, просто долго раскачиваются, но в следующем году горожане определятся с выбором и по этим направлениям, — отмечает Татьяна Костенко.

Интрига нынешнего голосования — номинация «Лидер года» также осталась без победителя. Пожелания харьковчан были разноплановыми, но ни один кандидат не набрал достаточного количества голосов. Зато земляки охотно делились своими предпочтениями в сфере промышленности, общепита, транспорта, медицины, спорта. Не осталась незамеченной работа волонтеров, их заслуги харьковчане отметили сразу в двух номинациях: «Общественная организация года» и «Общественный деятель года».

Победители рейтинга – 2014

По итогам голосования определено девять победителей в девяти номинациях:

«Общественный деятель года» — Ярина Чаговец, руководитель благотворительного фонда при военном госпитале «Сестра милосердия»;

«Руководитель года» — Владимир Золотарев, генеральный директор ПАО «Завод «Южкабель»;

«Лучший производитель региона» — ООО «Харьковский мясокомбинат» (пр. Гагарина, 100);

«Культурно-просветительская деятельность» — Харьковская государственная научная библиотека им. В.Г. Короленко;

«Лучшая общественная организация года» — «Станция Харьков»;

«Учебное заведение года» — Аэрокосмический лицей на базе Национального аэрокосмического университета им. Н. Е. Жуковского «ХАИ»;

«Спортсмен года» — Людмила Павленко, чемпионка зимних Паралимпийских игр 2006, 2010, 2014 годов;

«Медицинское учреждение года» — «Международный медицинский центр Офтальмика»;

«Лучший перевозчик года» — ООО «АТП-ТЕМП»

Трудоустройство ВПЛ

Начиная поиск работы на новом месте помните – Кодексом законов о труде очерчен четкий перечень документов, которые работодатель имеет право требовать от потенциального работника. Такими документами являются:

  •  Для неквалифицированной работы (грузчик, упаковщик, уборщица и т.п. ) паспорт или другой документ, удостоверяющий личность и трудовая книжка.
  • В случае, если работа требует специального образования – документы, подтверждающие образование (квалификацию, специальность), для некоторых видов работ – документы о состоянии здоровья (санкнижка) (ст.ст.24, 25 КзоТ Украины).

Если работодатель требует каких-то дополнительных документов – такое требование является незаконным и скорее всего он просто ищет причину не взять Вас на работу.

Как быть с трудовой?

  • Если Ваша трудовая закрыта, но осталась на предыдущем месте работы, согласно Приказа Минсоцполитики от 06.10.2014 г. № 720/1642/5 на новом месте работы Вы можете открыть дубликат трудовой книжки.
  • Если вы выехали с территории проведения АТО, не имея возможности закрыть трудовые отношения по предыдущему месту работы, но трудовая у вас на руках — с помощью специалистов городского центра занятости Вы можете закрыть трудовую и официально устроиться на новую работу или встать на учет в центре занятости как временно безработный.
  • Если Вы не успели уволиться с места работы до выезда, то можно подать исковое заявление в суд по месту нынешнего фактического проживания О прерывании договорных рабочих отношений в одностороннем порядке, в виду сложившейся ситуации. Суд рассматривает такие иски быстро и выдает на руки решение. А на новом месте работы, Вы открываете дубликат трудовой книжки, где предыдущий стаж записывается с пометкой «со слов».
По вопросам трудоустройства вы также можете обратиться к нашим специалистам.
ул. Карла Маркса 2/15. Пн-Сб, 11-17, +38 (093) 513-10-09

 

Медицина для ВПЛ

Если вам необходима срочная медицинская помощь (серьёзная травма, острая боль, высокая температура, сердечный или гипертонический приступ или любые другие острые состояния), вызывайте «Скорую помощь» (телефон: 103). Вам не имеют права отказать в помощи, на основании отсутствия каких-бы то ни было документов.

Для того, чтобы обращаться к врачам на постоянной основе Вам необходимо с оригиналом и копией паспорта обратиться в поликлинику района Вашего проживания, написать заявление на имя главврача с указанием адреса регистрации (прописки) и адреса проживания на настоящий момент с просьбой «прошу разрешить обслуживаться в данной поликлинике».

После получения «визы» главврача Вам заводят карточку и Вы обслуживаетесь как все остальные жители данного района.

ВАЖНО! Главврач, терапевт и т.д. не имеют права требовать с Вас «благотворительный взнос», «без которого мы вас обслуживать не будем». В случае такого требования необходимо, не покидая поликлиники и кабинета требующего врача, звонить на горячие линии правительства, министерства охраны здоровья и министерства внутренних дел Украины. В звонке сообщить, что Вы переселенец из зоны АТО, в какую поликлинику (№) какого города обратились и кто именно отказывает вам в обслуживании без оплаты «благотворительного взноса».

Горячая линия правительства
0800 507 309

Горячая линия Министерства охраны здоровья
0800 801 333

Горячая линия Министерства внутренних дел
0800 50 02 02

О случаях коррупции в медицинских учреждениях просим также сообщать на номер +38(050)679-05-99. Там же вы можете получить консультацию по госпитализации и доступу к медицинским услугам. Чтобы бесплатно получить жизненно необходимые вам препараты (по назначению врача) приходите по адресу: ул. Карла Маркса 2/15. Пн-Сб, 11-17

 

Читать далее 

Оформление социальных выплат

Для перевода пенсии или «детских» денег по месту нынешнего проживания вам понадобится копия справки о статусе ВПЛ. При переоформлении учитывайте, что деньги будут начисляться не «задним» числом, даже если Вы выехали с территории АТО 3 месяца назад, а переоформлять всё решили только сейчас —начисления тут будут считаться со дня обращения в соответствующий орган (УТСЗН, Пенсионный фонд). Помните, что пенсионный фонд принимает документы для перевода вашего пенсионного дела из зоны АТО в место Вашего нынешнего проживания только при наличии у вас справки из УТСЗН.

Горячая линия Пенсионного фонда 0 800 503 753

Читать далее 

Получение статуса лица, временно переместившегося из зоны проведения АТО

Получение справки подтверждающей, что Вы – временный переселенец из зоны АТО – процесс пока еще хлопотный, небыстрый, но крайне необходимый. Почему? Потому, что согласно действующего законодательства (которое еще дорабатывается и усовершенствуется в этом вопросе), как бы «объясняет» гос. учреждениям на каких основаниях Вы находитесь в этом городе и дает право на определенные льготы. Например: на получение от государства материальной помощи на оплату жилья, открытие карточки в поликлинике и обслуживание без «благотворительного взноса», льготы при поступлении или переводе в высшее учебное заведение и т.д. 

Для получения справки, Вам необходимо обратиться в управление труда и социального обеспечения граждан в районе вашего нынешнего проживания (список ниже).

Из документов вы обязаны предоставить:

  • Паспорт
  • Идентификационный код
  • Пенсионное удостоверение (для пенсионеров)
  • Свидетельство о рождении ребенка (детей)
  • Копию свидетельства о браке

Если у вас требуют другие документы или отказывают на основании отсутствия других документов — ТРЕБУЙТЕ отказа в письменном виде.

Бесплатная юридическая помощь
для переселенцев из зоны АТО
ул. Карла Маркса 2/15. Пн-Сб, 11-17, +38(093)338 91 60

Читать далее 

Актуальная помощь переселенцам из АРК и зоны боевых действий