Сокровище

Пишет Надежда Рындина:

...Пока мама задавала вопросы сотрудникам центра занятости и соц. службы, мальчик просто съедал глазами Книгу: «А можно я посмотрю? ...» 

Фотографироваться не хотел,  смущался — уговорили вместе с мамой. Он согласился только тогда, когда поверил, что Это сокровище ему подарят. Мама говорит, что давно искали Детскую библию, а здесь ещё и на украинском языке... В общем,  держал двумя руками, на конфеты в ярких фантиках рук уже не хватило,  да он и не заметил .
Из грустного. Комментируя картинки: «Мама, а это Война и беженцы?» 

        Очень хочется , чтобы дети рисовали солнышко и котиков , а не «черных драконов» , которые пожирают дом и цветочки...

boy1

Переселенцы в Харькове. Кто поможет людям в беде?

Переселенцы в Харькове. Кто поможет людям в беде?

Харьковский гражданский форум

С августа 2014 года Харьковщина стала транзитной зоной для переселенцев. Эта вынужденная мера была принята в связи с большим наплывом жителей Донецкой и Луганской областей. По официальным данным, это 120 тыс. человек (по неофициальным – около 180 тыс.).

Естественно, большая нагрузка легла на местные бюджеты и различные сферы инфраструктуры: медицинскую, образовательную, транспортную. При этом в Региональном штабе по вопросам оказания комплексной помощи переселенцам из зоны АТО отмечают, что работа в направлении поиска дополнительных мест для расселения продолжается.

Волонтерские инициативы в этом направлении не прекращаются, хотя приобретают иной формат. Самая известная и многофункциональная волонтерская группа – «Станция «Харьков». Она объединяет и координирует усилия как отдельных активистов, так и общественных организаций, осуществляющих поселение людей, оказывающих гуманитарную помощь, психологическую реабилитацию, информационную поддержку, оформление бесплатных ж/д билетов, медицинское, юридическое, социальное сопровождение.

Круглосуточно в Центральном зале Южного вокзала людям помогают едой, транзитным ночлегом, оказывают бытовую помощь первой необходимости. Так, в сентябре сотрудники Госслужбы по ЧС наградили волонтеров объединения «Станция Харьков» и Харьковского гражданского форума за оказанную помощь в работе с переселенцами.

Активисты с радостью принимают от всех неравнодушных продукты питания, медикаменты, средства личной гигиены, постельное белье, книги, детские игрушки и многое другое.

Стаханов, Алчевск, Лисичанск, Донецк... Люди устали жить без света, воды и в постоянном страхе за родных и детей. Едут в Днепропетровск, Полтаву, Одессу – туда, где их готовы принять на первое время. Старики, беременные женщины, дети – это основная часть беженцев. И все они получают первую, так необходимую им помощь и тепло харьковских активистов «Станции «Харьков».

Пункт помощи «Станция «Харьков»:

ул. Краснооктябрьская, 20, пн-сб, с 11.00 до 18.00.

(066) 69 49 678.

Большую волонтерскую работу проводит Всеукраинский благотворительный фонд «Единая семья». Их основное направление – помощь больным детям, инвалидам.

Они собирают средства, одежду, продукты питания, делают детские праздники, занимаются с ними творчеством. Сегодня этот Фонд благодарит всех неравнодушных харьковчан, помогающих переселенцам: Олег Обернихин (целый автобус с теплыми вещами и игрушками), предприниматель Игорь (теплые пуховики для подростков), Бони и Клайд (так назвались брат и сестра, оставившие несколько мешков с вещами и продуктами) и многие другие волонтеры.

Все желающие помочь могут приносить гуманитарную помощь по адресу: ст. м. «Советская», ул. Мельникова, 2, с 10.00 до 17.00.

Неравнодушие проявляют и деятельные «модные» харьковчане, уже дважды организовавшие так называемую «барахолку». Здесь продавались элитные картины, фотографии, предметы гардероба и многое другое. На собранные средства была закуплена помощь для самых маленьких: детские кроватки, белье, детское питание, лекарства, памперсы и т.д. ). Инициатором благотворительного проекта сталаИнна Постникова.

Есть и совершенно уникальный волонтер Юрий Сапронов. Без него не было бы программы временного поселения, которая является единственным спасением для многих семей. Через него прошло более 500 человек, которые просто ночевали на вокзале. Куда и как селить людей, только приехавших из зоны боевых действий, которым нужно успокоиться и понять, что делать дальше, знают только Юрий Сапронов и Юлия Конотопцева.

Сейчас начинается очередная волна беженцев. Их поток увеличивается. Харьков заполнен до отказа. Проблемы все те же:

  1. Жилье (временное и постоянное). С наступлением холодов этот вопрос стоит очень остро.
  2. Документы. Миграционные службы работают очень медленно. Вклейка фото, штампы занимают от 5 до 7 дней. А восстановление паспортов требует 30 дней. «Где и как им жить?» – задают вопрос волонтеры чиновникам.
  3. Социально незащищенные группы населения (инвалиды, престарелые). Это вообще тупик. Для них нет ни специальных программ, ни специального жилья. Они находятся полностью на попечении волонтеров и неравнодушных людей.
  4. Трудоустройство переселенцев.

Сейчас очень нужна информация из разных областей Украины, готовых принимать людей бесплатно или за разумные деньги и помочь им с трудоустройством.

Делать добро проще, чем кажется.

Источник

Харьков и переселенцы

Рассказ женщины из зоны АТО.: «Захожу в больницу делать рентген. „Понаехали тут, Домбасс! достали уже!“ — говорит тетка, работающая в больнице. Захожу в стоматологию. Женщина-стоматолог: „Подождите, зайдите ко мне в кабинет. Вот — сапоги, куртка, еще куртка. Принесла на работу, продать, и никому не подошло. А тут — вы. Берите! приходите еще, я еще что-нибудь найду!“. У меня — слезы... колени дрожат...».
Девушка-контролер в трамвае, ее рассказ: « а что, ХТЗ -нормальный район, я сама с ХТЗ. Да, у меня живут ребята с Краматорска. Хотят еще родителей вывезти, уговаривают, а те пока никак.» — это на тему, как харьковчане «не хотят сдавать жилье донецким».
Мужик-харьковчанин (которые уже сделал невероятно много для поддержки и помощи переселенцам) — «Ну я могу принять пару человек на работу вот с такой зарплатой... ну у меня же маленькая фирма, больше — никак...». И мы с ним обсуждаем, каким образом можно создавать рабочие места для переселенцев, хоть чуть-чуть, хоть как-нибудь...и нужна поддержка государства. То есть — хорошо бы чтобы государство хотя бы не мешало. А главное — в разговоре я понимаю, что он ничего не хочет от своей помощи, кроме как помочь. Это завораживает — помощь.
Пока не начинаешь разговаривать с людьми, не видно, как много Харьков делает для людей из зоны АТО — обычный Харьков, самый обычный.
Да, мы злимся и ворчим — я первая злюсь и ворчу, и очень злюсь. Я очень недовольна.
Но меня прошибает, когда я вижу, как обычный мужик тащит холодильник — он бедный этот мужик, у него ничего нет, у него — старенький холодильник «саратов» или «донбасс»... он его приносит...а потом снова приходит — починить. «Вы знаете, он шумит. Давайте я починю, чтобы не шумел».
В ситуации « Харьков и переселенцы» есть много трудностей, есть много проблем и граней и всего-всего, от тяжелого до плохого.
Но есть прекрасная и невероятная вещь — люди.
«Неужели потребовались такие страшные события, чтобы люди проявили себя с самой лучшей стороны?» — сказала одна харьковчанка.
Они проявляют. И это такое чудо, что словами передать сложно.

Рыжий, честный, бездомный и Марта с Куклой

10669355_719451531468700_1567314265876972677_oСегодня поселили 8 человек. Продлили проживание троим. Сухие цифры. А за ними – судьбы. Сколько может вместиться чужих судеб и болей в одни уши, сердце и голову, я не знаю. Ну ладно, знакомьтесь, на фото по порядку:
Семья из 6 человек и собачки Куклы (она очень спокойная и аккуратная – мы так обычно говорим хозяйке хостела и администраторам отелей). Кукла же оказалась действительно спокойной и аккуратной, ну хоть раз нам повезло. Пока мы поселили 4-х – папу, бабушку-старушку, и двух девочек – 15 и 5 лет. Мне кажется, если бы существовали ангелы, то они были бы такими, как пятилетняя Марта. А мама с младшей дочкой (1,5 года) приедут в субботу, они пока остались в Одессе. Папа – фермер, сказал, что умеет все, особенно хорошо умеет резать свиней (дальше я попросила его не продолжать, подробности фермерской жизни не для моей тонкой душевной организации))). Они ищут дом в Люботине, Водяном или где-то недалеко, там папа уже нашел работу, и там старшая девочка пошла в школу, где ей очень понравилось. Понятно, что платить пока не смогут, (мы поможем, да?), но просят только месяц, чтобы стать на ноги. Прошу всесильный фейсбук помочь этой семье, они правда хорошие.
«Рыжий, честный» Саша – сирота, ему 17, он уже нашел работу и возможно, завтра-послезавтра попробуем его неофициально пристроить в общежитие. Денег за месяц в общаге просят немного, если с работой все пойдет хорошо, то Саша сможет платить сам. А учитывая, что за 10 минут общения он пытался мне втулить «замену окон», «утепление фасада» и «умный дом» ))), то все у него получится точно.
И пара пенсионеров. Анатолий Петрович завтра ложится на операцию в онкоцентр (не планово, срочно). А Анна Павловна пока поживет в хостеле. У них нет даже тапочек и маленькая сумка с собой. Прошу нашу медгруппу Станции Харьков взять их под опеку (Татьяна Науменко)? Будем надеяться, что у них все будет хорошо!

Юлия Конотопцева

Точка сборки. Как принимают беженцев из Донбасса в Харькове

Лариса Нарыжная, Фокус", 25.08.14

В последние несколько месяцев Харьков стал «оазисом» для жителей Донецкой и Луганской областей, где не утихают боевые действия. Кто-то перебирается сюда надолго, поселившись у друзей и родни, а кто-то, спасаясь от войны, едет дальше — в Россию или другие области Украины. С детьми, чемоданами, а зачастую — без документов и каких-либо перспектив.

Харьковщина стала транзитным регионом — именно сюда стекается больше всего беженцев. Региональный штаб по вопросам переселенцев зафиксировал уже более 43 тысяч обращений — в основном от жителей Донецка. Около 12 тысяч человек уже расселены, остальные устроились сами, у родственников и знакомых.

Место встречи

Южный вокзал — первая точка знакомства с Харьковом для большинства беженцев.  "Гости" сюда приезжают волнами, после каждой серии обстрелов. В иные дни по центральному залу трудно пройти. Мне посчастливилось попасть в «тихий день»: возле консультационного столика собралось всего около двух десятков человек.

— Если все начиналось с 10-20 сложных случаев в день, то сейчас доходит до 300-400 — это только те обращения, которые требуют нашего вмешательства. Например, когда нужно помочь с билетами или поселить, а не просто дать покушать, — поясняет волонтер Надежда Рындина. — К нам едут из Донецка, Луганска, Енакиево, Дебальцево…

На первый взгляд, беженцы ничем не отличаются от обычных пассажиров: те же сумки, дети и стаканчики с кофе. Но глаза у них настороженные и уставшие, другая манера говорить – тихая и неуверенная, и держатся они вместе, будто в поиске моральной поддержки от «своих».  Кто-то спит на стуле, опустив голову на рюкзак, кто-то изучает расписание поездов, а кто-то пытается утихомирить ребенка.

— Стульев не хватает, — вздыхают волонтеры. — Нам бы хоть скамейки сюда — или пластиковые сиденья... Людям же надо хоть немного отдохнуть.

И отдохнуть, и поесть, и уточнить расписание — это как минимум. С отдыхом проще всего женщинам с детьми и старикам — их временно могут приютить в привокзальной гостинице или зале повышенной комфортности. Но жить-то там нельзя, все равно придется или искать квартиру, или ехать дальше.

Пункт помощи беженцам на вокзале в Харькове

С едой м по крайней мере, с легким «перекусом» — вопрос решен. В главном зале есть стойка с табличкой «Ласкаво просимо!», где улыбчивая девушка с бантиками синего и желтого цветов наливает чай и раздает печенье и бутерброды. Там же — предметы женской и детской гигиены, а также минимальный набор лекарств — валерьянка, валидол, корвалол и активированный уголь.

Рядом — консультационный пункт, где новоприбывшим рассказывают, куда обращаться по тем или иным вопросам.  Есть стенд с расписанием поездов и полезными телефонами, а прямо на колоннах висят объявления о поиске пропавших. Ну, а тех, кто ищет работу, ждут снаружи, в палатке центра занятости.

Переселенцы о своих бедах говорить особо не хотят — людям с потухшим, потерянным взглядом явно не до светских бесед. Пообщаться соглашается приехавшая еще раньше из Славянска Татьяна: еще три месяца назад она сама только-только выбралась из зоны АТО, а теперь сама по мере сил старается помочь товарищам по несчастью.

— У меня дочь — инвалид по слуху, — рассказывает Татьяна. — В мае мы сюда приехали, нам дали жилье в Балаклее, дочка получила бесплатную путевку в местный лагерь. А я, как смогла — сразу «на вахту». И вот по сегодняшний день делаю, что могу, для приезжающих.

Проблем у переселенцев — масса, расстроенно качает головой женщина, — и только небольшое количество из них можно решить на месте:

— Многие вопросы — почти тупиковые. К примеру, когда у мамы отсутствуют документы на право вывоза ребенка и нет возможности связаться с отцом. Или когда часть семьи едет в Изварино, а часть — в Белгород, и они никак не могут встретиться…

Основная задача сейчас, считают волонтеры, — помочь переселенцам проехать из Харькова в следующий пункт назначения, поскольку «Первая столица» уже почти исчерпала свои возможности по оказанию помощи.

Макароны и плюшевые мишки

Переселенцы в лагере

Часть беженцев все же задерживается на Харьковщине на более-менее длительный срок. Одежду, еду и прочие вещи получают в территориальных центрах, отделениях Красного Креста, волонтерских пунктах.

Ближе всего к вокзалу — пункт «Станция Харьков», открывшийся совсем недавно. У входа — очередь: в основном, женщины с детьми, но есть и несколько мужчин. Старшие перебирают документы, а детвора настороженно «изучает территорию». В ближайшем кабинете пара консультантов с компьютерами записывает данные новоприбывших и разъясняет, куда по каким делам обращаться — как и на вокзале.

Продуктовый склад волонтерского пункта для беженцев

Дальше — комната с одеждой и склад, где несколько женщин деловито собирают кульки с продуктовыми наборами. Отвлекшись на минуту, одна из них, Светлана, обводит рукой полки:

— Наборы рассчитаны на разное количество людей. Им выписывают номерок, где указано, сколько человек в семье, а мы уже собираем продукты. Например, вот тут — килограмм риса, полкило макарон, банка консервов, банка сгущенки, туалетная бумага, детский или взрослый порошок, мыло для рук, хозяйственное мыло и шампунь.

Этажом выше — детская игровая комната. Для малышей тут есть и куклы, и машинки, и всевозможные плюшевые звери разных цветов, а родители могут отвести душу, пообщавшись друг с другом.

Одна из молодых мам, представившаяся Викой, приехала из Донецка с мужем и маленькой дочкой. Вначале семья отправилась в Беларусь, намереваясь вскоре вернуться домой, но тут как раз начались активные боевые действия — пришлось задержаться в Харькове.

— Мы пока снимаем квартиру. А жилье очень дорогое! — делится наболевшим девушка. — В квартире ничего нет, естественно. Благодаря таким организациям что-то находим…

Что делать дальше, Вика пока даже не представляет — и очень переживает за оставшихся в Донецке родных.

— Мы не знаем... Донецк бомбят, неизвестно, что там после этого останется. Я живу в Буденновском районе, родственники в Киевском… Всюду бомбят! — молодая мама еле сдерживает слезы. — Мы хотим вернуться домой, конечно... Если дома что-то останется.

Жизнь на нервах

В более выгодном положении — переселенцы, которым удалось поселиться в летних лагерях. В одном из них — "Ласточке", расположенном неподалеку от Богодухова в Харьковской области — сейчас находятся около 100 человек, больше половины из них — дети. Еще пару месяцев назад тут жили в основном беженцы из Славянска, сейчас же почти все — из Донецка, плюс несколько луганчан.

Комната в лагере для беженцев

У входа беседуют три девушки — как выясняется, приехавшие на Харьковщину с месяц назад. Катя, Юля и Наташа живут в «Ласточке» с родными, но мечтают поскорее вернуться домой — "и чтобы все это поскорее закончилось".

— Я из Донецка. Дела там обстоят плохо, еле дозваниваемся до родственников. Связи нет, воду уже отключили, свет тоже постоянно отключают — даже телефон зарядить нельзя, — вздыхает Катя. — Здесь живется хорошо — точно лучше, чем там сейчас! Но все равно…

Приятельницы признаются: как бы тихо и спокойно не было в лагере, забыть о событиях в Донецке ни на секунду не удается. И там постоянно были на нервах, и здесь — прежде всего, из-за невозможности связаться с родственниками.

— Бывает, ночами не спишь, за телефон держишься, трусишься. Так что в моральном плане — не полегчало, — передергивает плечами одна из девушек. — Не знаю, как другим, но лично мне тяжело. Да и как тут вообще можно спокойным быть!

О политике, самопровозглашенных «республиках» и военных действиях донетчанки вспоминают неохотно — в голосах сразу начинает звучать боль и обида. Говорят, сейчас уже не знают, кому верить и за кого больше «болеть» — за «ДНР» или за Нацгвардию.

— Они между собой воюют, а люди страдают! Если вы уже так хотите воевать за народ, идите туда, где никто не живет — в поля, в леса! Зачем стрелять в поселках, где люди живут? Там дети гибнут! И как вообще можно убивать своих же родственников, — возмущается Катя.

Рядом резвятся детишки: мячики, куклы, велосипеды — как будто и не было в их жизни ни бомбежек, ни поспешного бегства из родного города.

Дети переселенцев из Донбасса

— Дети сдружились, гуляют вместе. Мы тут уже почти как одна большая семья, — добродушно смеется смуглая молодая женщина по имени Аня, вызвавшаяся показать жилой корпус. — Естественно, как в любой семье, бывают неурядицы, но только мелочи: кто-то что-то бросил, не убрал, недотер — быстренько исправили, и все хорошо! Не серьезных конфликтов, склок, сплетен… Это счастье!

Переселенцы охотно показывают, как им живется. В комнатах чисто, светло — единственное, смеются, мухи достают, но куда ж от них летом деться? Посуда, электрочайники, утюги — имеются. На столовую тоже никто не жалуется.

— Меню у нас разнообразное, — рассказывает Аня. — Завтрак — вареные яйца или омлет, макароны или гречка, бутерброды, чай, молоко или компот на выбор. Для детей обязательно есть печенье. В обед — горячий суп или борщ, каша, кусочек курицы или рыбы, овощи — огурцы, помидоры или салат с капустой. На ужин — в основном, картошка: пюре, тушеная, отварная, с овощами, еще курица с рыбкой… Для деток всегда есть молочное, манная каша. А если варят какао — оно вообще уходит за три секунды!

За всем хозяйством в «Ласточке» следит директор лагеря Елена Хованова — именно на ее плечи ложится весь груз ответственности за решение бытовых и организационных вопросов, которых с каждым днем, к сожалению, все больше. Если с продуктами сейчас проблем нет, то многое другое — в дефиците.

— В чем потребность? Да, в принципе, во всем… У нас очень много детей, нуждающихся в памперсах 4–6 размера — где-то 30 человек. Есть проблема с элементарными женскими прокладками. Чистящие-моющие средства очень нужны, — говорит директор «Ласточки». — С питанием сейчас нормально, но, конечно, хотелось бы детям еще конфет и печенья — их никогда много не бывает! К тому же, мамы уже просят детскую теплую одежду и обувь — сюда-то они приехали давно, когда было еще жарко. Рядом есть магазин, но там уже все разобрали!

«Горячий» вопрос — школа: до начала занятий осталось совсем немного времени. По словам Елены Ховановой, детей будут возить на занятия в соседние села, Крысино и Максимовку. Но долго ли они там проучатся, и вообще проживут в «Ласточке», — вопрос: что делать в неотапливаемом лагере с приходом холодов, сказать пока сложно.

— Сентябрь еще будет теплым, а потом похолодает. Помещение не отапливается. Как дальше будет — не знаю, — качает головой Хованова.

 

Фотофакт: переселенцам на Южном вокзале предоставили вагоны для ночлега

Новости Харькова, VGORODE.UA, 29 августа 2014

Ни для кого не секрет, что переселенцы из зоны АТО, которые приезжают в Харьков каждый день, вынуждены жить прямо на Южном вокзале.

На днях волонтеры «Станции Харьков» худо-бедно решили вопрос ночлега людей. Первым 18 переселенцам предоставили вагоны, в которых они могут провести ночь. Правда, по словам волонтеров, у них есть проблема с постельным бельем, да и мест в вагонах катастрофически меньше, чем желающих спать не в здании вокзала.

Вагоны для "комфортного" ночлега. Фото Надежда Рындиной.
Вагоны для «комфортного» ночлега. Фото Надежда Рындиной.

Вагоны для "комфортного" ночлега. Фото Надежда Рындиной.
Вагоны для «комфортного» ночлега. Фото Надежда Рындиной.

Переселенцы на Южном вокзале. Фото Константина Буновского.
Переселенцы на Южном вокзале. Фото Константина Буновского.

Переселенцы на Южном вокзале. Фото Константина Буновского.
Переселенцы на Южном вокзале. Фото Константина Буновского.

Переселенцы на Южном вокзале. Фото Константина Буновского.
Переселенцы на Южном вокзале. Фото Константина Буновского.

Переселенцы на Южном вокзале. Фото Надежда Рындиной.
Переселенцы на Южном вокзале. Фото Надежда Рындиной.

Украина: эвакуация гражданского населения — роль гражданского общества и государства

Оксана Челышева, блог на «Эхо Москвы», 30.01.2015

Украинские волонтеры, работающие в сфере оказания гуманитарной помощи мирному населению востока Украины требуют от государства только одного: не мешать их работе. Помощи они уже давно не ждут. Говорят, что это бессмысленно.  

29 января в пресс-центре агентства Интерфакс-Украина прошла пресс-конференция нескольких украинских волонтерских групп по вопросам роли гражданского общества и государства в организации эвакуации мирных жителей из зоны военных действий. В пресс-конференции участвовали представители волонтерских групп Харькова, Киева, Святогорска, Славянска.  

Позиции этих волонтерских группы сходятся в том, что положение гражданского населения на востоке Украины значительно ухудшилось из-за активизации военных действий и введения пропускного режима. 

Волонтеры хотели бы обсуждать план эвакуации. Они хотели бы иметь информацию о возможностях каждого региона Украины по приему беженцев. Но им сейчас приходится говорить о различных аспектах гуманитарной катастрофы, вызванной, в том числе, последними распоряжениями правительства Украины о пропускном режиме и блокировании доставки гумпопощи.  

В пресс-конференции планировалось участие представителей двух главных министерств, назначенных ответственными за организацию эвакуации — МЧС и министерства регионального развития. Однако, накануне вечером он  позвонили и отказались от участия. По словам Александры Дворецкой, представителя группы «Восток-СОС», министерства объяснили отказ следующим образом: «Вы нагнетаете ситуацию. Оснований для эвакуации нет. У нас есть более важные дела, чем ваша пресс-конференция».  

Представители всех организаций, которые участвовали в пресс-конференции, сходятся во мнении о развивающейся гуманитарной катастрофе. Говорят, «ни в коем случае нельзя смириться с голодом в Европе 21 века». Также говорят о том, что они готовы начать эвакуацию мирного населения В Украину ЧЕРЕЗ Россию. Луганск: маршрут Изварино-Ростов-Белгород-Харьков. Сейчас мне пришла информация из Донецка о том, что открылись автобусные маршруты Донецк — Ростов — Украина. Требуют отмены пропускного режима. Без условий. Требуют предоставления свободного пропуска гуманитарных грузов через украинские блок-посты. 

26 января правительство Украины приняло решение ввести режим повышенной готовности к введению чрезвычайного положения на территории всего государства. При этом, ограничение права на передвижение были введены гораздо раньше данного решения Кабмина. По словам Александры Дворецкой, для большинства граждан Украины абсолютно не понятны также такие термины как «территория АТО», а попытки правозащитников получить официальные разъяснения о содержании этого термина заканчиваются отказом под предлогом «государственной тайны».  

Евгений Каплин, руководитель общественного объединения «Пролиска», заявил на пресс-конференции: «Только в районе Дебальцево, на территориях под контролем Украины, по самым приблизительным оценкам, находится около 500 тысяч гражданского населения. В населенных пунктах нет газа, воды, света. В Дебальцево взорван хлебозавод. Все коммерческие перевозчики прекратили свою работу». По словам Евгения, 28 января волонтерам удалось вывезти из этого района 45 человек. В районе Артемовска, блокирование гуманитарных грузов началось уже в декабре. Евгений рассказывает: "Грузы блокируются блокпостами Нацгвардии и таможенной службой Украины, даже если собран весь пакет документов. Однако, как предоставить сертификат качества на банку домашней консервации, пожертвованной какой-нибудь бабушкой? " 

Натали Киркач, представитель волонтерской группы «Славянское Сердце», весь этот день была в тревоге за своих волонтеров, которые, рискуя жизнями, вывозили людей из Дебальцево. Она сказала: «Государство нам никогда не помогало помогать людям. Мы просим только одного: не мешайте нам. Мы готовы вывозить людей как с территорий под контролем Украины, так и с территорий, подконтрольных самопровозглашенным республикам». За время работы волонтерами «Славянского Сердца» мирному населению в зоне боевых действий доставлено около 500 тонн грузов. Натали говорить: «И все-таки гумпопощи постоянно не хватает. Просто речь идет о колоссальный количестве нуждающихся людей. Проблема осложняется тем, что многие, выехавшие ранее, были вынуждены вернуться под обстрелы. Государство не помогает переселенцам вообще».  

Евгений Струков предсталяет харьковское общество инвалидов и волонтерскую группу «Инва-СОС. Восток». Регистрацию волонтерской организации Евгений с единомышленниками получили уже после пресс-конференции. В зоне конфликта он  работают с июня. Я лично встретилась с Евгением в Краснодоне Луганской области, куда он приехал вместе с грузом гуманитарной помощи «Славянского Сердца» для детей-инвалидов и сирот. Евгений сказал: «Люди с ограниченными возможностям и раньше были абсолютно не нужны государству. Сейчас их положение катастрофично вдвойне. Пропускная система поставила их на грань выживания. Люди в инвалидных креслах не могут доехать до пропускных пунктов, подать заявление на пропуск и ждать до 10 дней, дадут или нет им возможность выехать...» Евгений также отметил, что все волонтеры сталкиваются с блокированием гуманитарных грузов: «Проезжаешь два-три поста спокойно. Четвертый разворачивает. Приходится возвращаться». Что касается эвакуации, то уровень сложности при прохождении украинских блок-постов вынуждает украинских волонтеров думать об открытии альтернативных маршрутов эвакуации через Россию по маршруту Ростов — Белгород — Харьков.  

Ева Гукалова представляет «Станцию Харьков» — волонтерскую группу, которая умудряется эффективно работать в условиях города, население которого увеличилось на 121 тысячу с начала конфликта. По мнению Евы, «Харьков давно исчерпал свои возможности. Переселенцы не в состоянии найти работу. При этом, уровень зарплат падает, а аренды жилья возрастает». Ева рассказала, что огромная доля переселенцев смогли разместить в помещениях, бесплатно предоставленных частными предпринимателями. Она обратилась к бизнесу в других регионах Украины с просьбой оказать такую же помощь. Причина? «Закон о перемещенных лицах, который правительство Украины приняло под давлением международного сообщества, не работает. Он мертв. Многие области Украины вообще не принимают беженцев. То же самое касается таких крупных городов как Киев, Одесса или Львов.» Ева привела конкретный пример отношения администраций некоторых областей. Накануне пресс-конференции они созванились с администрацией Винницкой области. Пытались выяснить их возможности по приему третьей волны беженцев. Вместо этого волонтеров попросили приехать и забрать две семьи переселенцев, «которых некуда деть...» 

Алексей Алмазов, еще один участник пресс-конференции из Харькова, отдельно остановился на аспекте транзита переселенцев. По его словам, раньше в Харькове на железнодорожном вокзале для нужд прибывающих переселенцев были выделены два вагона повышенной комфортности, в которых люди могли провести первую ночь. Им выделялись места в залах ожидания и разрешали бесплатно пользоваться камерой хранения. Все этого больше нет. Управление железных дорог в январе этого года отменило бесплатные проездные билеты для переселенцев, которые ранее выдавались по решению МЧС для того, чтобы люди могли перебраться в другие регионы Украины. Алексей сказал, что мотивом этого решения для руководства железных дорог стали «убытки», которые они терпят. «А что делать людям, которые все потеряли все из-за войны... Как будто бы они стали богаче...», заметил Алексей. По словам Алексея, в условиях огромных проблем выезда через Украину в Украину люди начали выезжать через Россию, пытаясь потом въехать обратно в свою страну. "Но они сталкиваются с другой проблемой. Естественно, в условиях боевых действий, они не могут оформить все выездные документы. А на границе потом их останавливают украинские пограничники с резанным вопросом: «А как вы оказались в России?» По мнению Алексея, правительство Украины обязано облегчить условия обратного въезда своих граждан, которые были вынуждены бежать, используя любую возможность. 

В тот же день я получила информацию из Донецка, что до 1 февраля из Донецка будут выезжать несколько коммерческих автобусных рейсов по маршруту Донецк — Ростов — Украина. 

Информацию об отказе в выдаче бесплатных билетов на ж/д транспорт подтверждают и другие волонтерские группы. Накануне пресс-конференции в Киеве мне довелось познакомиться с волонтерами Днепропетровска. Мы встретились в транзитном центре для беженцев «Допомога». Ирина Булышева, один из волонтеров центра, отметила, что основные города приема беженцев — Харьков, Днепроптеровск, Запорожье, Святогорск — не справляются с потоком переселенцев. Отказ железных дорог выдавать бесплатные билеты стал и для них дополнительной проблемой. Нужно искать средства для оплаты проезда. Руководство области сохранило, однако, бесплатный проезд для переселенцев внутри области.  

Запорожские волонтеры также разделяют точку зрения участников пресс-конференции в Киеве. Татьяна Сулима руководит общественной организацией «Городской центр помощи». Они также занимаются доставкой гуманитарных грузов на территории, не подконтрольных Украине. И сталкиваются с тем же комплексом проблем. Так, например, запорожцы выезжали 16 и 23 января в село Красногоровка Марьинского района Донецкой области. Когда они прехали туда 16, они нашли там только пенсионеров и инвалидов. В том числе, деда в инвалидном кресле, который ехал в нем, пытаясь довезти собранные дрова до дома. Когда волонтеры подошли к нему с пакетом еды, дед сказал: «Хлопчики, вы бы мне лучше дрова помогли собрать.» 23 января волонтеров в село уже не пропустили. В том числе, из-за интенсивности обстрелов . Татьяна с горечью мне сказала: «Я не вижу никакого смысла в системе пропусков. Сейчас страдают только те, кто помогает, и те, кто и так страдает». Во время одной из поездок в Дебальцево волонтеров пригласила к себе в дом пожилая женщина. В доме они увидели на кровати ее 38летнего сына, инвалида с детства. Такие люди не смогут получить ни пропуск, ни возможность выехать.  

В заключение пресс-конференции Натали Киркач обратилась к украинским журналистам с особой просьбой: «Пожалуйста, в своих материалах о нашей пресс-конференции не используйте термины „террористы“, „оккупированные территории“ и подобные им. Помните, что в то время, когда вы пишите ваши статьи, украинские волонтеры рискуют жизнями, эвакуируя граждан Украины. От того, будете вы освещать ситуацию непредвзято или используя штампы, зависят их жизни».  

Харьковские волонтеры получили президентские награды

Елена Кадомская, «Вечерний Харьков», 6 декабря 2014

Правительственные награды за гражданское мужество, весомый личный вклад в развитие волонтерского движения, укрепление обороноспособности и безопасности Украинского государства получат семь харьковских волонтеров.
Соответствующее распоряжение подписал президент Украины Петр Порошенко.

Все эти ребята за последние месяцы стали надежными снабженцами для украинской армии: обмундирование, продукты, лекарства, воду, стройматериалы и даже запчасти к военной технике они по нескольку раз в месяц возят из Харькова и области в зону антитеррористической операции. Волонтерство стало для них второй работой, но времени и сил на него ребята не жалеют. Старания не остались не замеченными.

Согласно указу президента Орденом Богдана Хмельницкого III степени награжденРоман Доник. Участник харьковского и киевского Майданов был инициатором размещения в области патриотических бигбордов. С весны помогает украинской армии, при чем как регулярным частям, так и добровольческим батальонам. Со временем Роман создал свою волонтерскую группу. Состоящие в его группе Людмила Негриуудостоена Ордена княгини Ольги III степени, а Павел Райхельс –  Ордена «За мужество» III степени. Орденом Богдана Хмельницкого III степени также награжденИван Звягин, волонтер из группы «Дія». Стал волонтером пройдя Майдан. Иван – координатор медицинской службы штаба национального сопротивления, собирает и развозит  медикаменты  не только в расположение воинских частей в зоне АТО, но и в больницы, многодетным семьям, недавно потерявшим кормильцев.

Орден «За мужество» III степени получил Сергей Пономаренко, 32-летний предприниматель, который после первой поездки в зону АТО понял, что военным без помощи не выстоять. Он опекает харьковские бригады и 22 батальон теробороны.

Медалью «За труд и доблесть» награждена Екатерина Макаренко, волонтер группы Help Army. Девушка с конца апреля помогает пограничникам. Такую же награду получила и волонтер харьковского Автомайдана Екатерина Яресько.

Актуальная помощь переселенцам из АРК и зоны боевых действий