Архив рубрики: 2015

Gennady, an architect and graphic artist, tries on donated winter coats in the distribution centre of a local NGO in Kharkiv, eastern Ukraine. He fled to Kharkiv and rejoined his wife after being set free in an exchange of prisoners. After his release he had only the clothes he was wearing when detained in the Luhansk area.

Generosity of Ukrainians helps displaced face winter cold

News Stories, 11 February 2015

KHARKIV, Ukraine, February 11 (UNHCR) —  In a room piled to the ceiling with clothes, a bearded man with a grey ponytail is trying on winter coats. Gennady, an architect and graphic artist in his early fifties, is in desperate need of something warm after escaping his hometown in eastern Ukraine and arriving in this frigid city in the summer clothes he was wearing in August when held captive for several weeks.

«I do not have any warm clothes, nothing for the winter at all,» he says as his wife, Antonina, helps him try on a coat. «Even this thin jacket I am wearing now was lent to me by our friends who generously took us into their apartment here in Kharkiv,» he explains.

Gennady says his troubles began when anti-government forces accused him of giving food and water to Ukrainian soldiers in their village near Luhansk, one of the central battlegrounds in the east. He suspects one of his neighbours informed on him.

What happened next was a nightmare. He says he was held in a dark cellar for 45 days, where he was repeatedly beaten and tortured. He lost two teeth and says he suffered broken ribs as well. «I remember everything as if I were still in that cellar,» Gennady says. «I still am not myself. My wife tells me that I shout every night in my sleep.»

Finally freed in a prisoner exchange, he lost no time in leaving Luhansk. In Kharkiv he was reunited with Antonina, a former prosecutor who fled when Gennady was arrested. By the time he got here, the weather had turned bitter and the family had no money to buy any winter clothes, let alone a warm winter coat.

So Gennady made his way to Stantsiya Kharkiv, a local NGO that runs a distribution centre where volunteers are dwarfed by mountains of donated clothing. On a typical day, displaced people choose clothing, food and even children's toys as generous civilians make their way through the throng with bags of new donations.

Private citizens are playing a vital role in helping more than 1 million people displaced inside Ukraine to survive the bitterly cold winter. «People here are just amazing,» says Oldrich Andrysek, UNHCR's representative in Ukraine.

UNHCR is seeking US$41.5 million to aid displaced Ukrainians this year, but those in need want the government to do more. «Ukrainians will open their apartments; they won't let people freeze on the streets,» Andrysek says.

In addition to suffering from the cold, many displaced Ukrainians complain of not being allowed to work or of facing discrimination from employers who prefer to hire locals.

Vladimir, a middle-aged displaced man, has called the summer sanatorium Troyanda home since late August. It's in the middle of a forest near the small eastern town of Svyatogorsk. It was never intended as winter accommodation.

Although he was a civil engineer back home in Donetsk  the other epicentre of fighting in eastern Ukraine — he's now volunteering twice a week in the sanatorium's kitchen. «I have been to the employment centre in Svaytogorsk several times,» he says. «But this is a town with just 6,000 people. There are not even enough jobs for locals.»

As for Gennady, his three diplomas and expertise as an engineer might guarantee him a great job in most places. But not here. The only thing he knows for certain about his future is that he will not go back to Luhansk with its bad memories.

With Antonina's help, the search for a winter coat ends successfully. Adjusting each model on her husband with a loving caress, Antonina finally gives the seal of approval. «This one will be okay,» she tells him. «This one will do. Let's take it.» In truth the sleeves are a bit long, but these days Gennady and Antonina cannot afford to be choosy.

By Ernő Simon in Kharkiv, Ukraine

 

Украина: эвакуация гражданского населения — роль гражданского общества и государства

Оксана Челышева, блог на «Эхо Москвы», 30.01.2015

Украинские волонтеры, работающие в сфере оказания гуманитарной помощи мирному населению востока Украины требуют от государства только одного: не мешать их работе. Помощи они уже давно не ждут. Говорят, что это бессмысленно.  

29 января в пресс-центре агентства Интерфакс-Украина прошла пресс-конференция нескольких украинских волонтерских групп по вопросам роли гражданского общества и государства в организации эвакуации мирных жителей из зоны военных действий. В пресс-конференции участвовали представители волонтерских групп Харькова, Киева, Святогорска, Славянска.  

Позиции этих волонтерских группы сходятся в том, что положение гражданского населения на востоке Украины значительно ухудшилось из-за активизации военных действий и введения пропускного режима. 

Волонтеры хотели бы обсуждать план эвакуации. Они хотели бы иметь информацию о возможностях каждого региона Украины по приему беженцев. Но им сейчас приходится говорить о различных аспектах гуманитарной катастрофы, вызванной, в том числе, последними распоряжениями правительства Украины о пропускном режиме и блокировании доставки гумпопощи.  

В пресс-конференции планировалось участие представителей двух главных министерств, назначенных ответственными за организацию эвакуации — МЧС и министерства регионального развития. Однако, накануне вечером он  позвонили и отказались от участия. По словам Александры Дворецкой, представителя группы «Восток-СОС», министерства объяснили отказ следующим образом: «Вы нагнетаете ситуацию. Оснований для эвакуации нет. У нас есть более важные дела, чем ваша пресс-конференция».  

Представители всех организаций, которые участвовали в пресс-конференции, сходятся во мнении о развивающейся гуманитарной катастрофе. Говорят, «ни в коем случае нельзя смириться с голодом в Европе 21 века». Также говорят о том, что они готовы начать эвакуацию мирного населения В Украину ЧЕРЕЗ Россию. Луганск: маршрут Изварино-Ростов-Белгород-Харьков. Сейчас мне пришла информация из Донецка о том, что открылись автобусные маршруты Донецк — Ростов — Украина. Требуют отмены пропускного режима. Без условий. Требуют предоставления свободного пропуска гуманитарных грузов через украинские блок-посты. 

26 января правительство Украины приняло решение ввести режим повышенной готовности к введению чрезвычайного положения на территории всего государства. При этом, ограничение права на передвижение были введены гораздо раньше данного решения Кабмина. По словам Александры Дворецкой, для большинства граждан Украины абсолютно не понятны также такие термины как «территория АТО», а попытки правозащитников получить официальные разъяснения о содержании этого термина заканчиваются отказом под предлогом «государственной тайны».  

Евгений Каплин, руководитель общественного объединения «Пролиска», заявил на пресс-конференции: «Только в районе Дебальцево, на территориях под контролем Украины, по самым приблизительным оценкам, находится около 500 тысяч гражданского населения. В населенных пунктах нет газа, воды, света. В Дебальцево взорван хлебозавод. Все коммерческие перевозчики прекратили свою работу». По словам Евгения, 28 января волонтерам удалось вывезти из этого района 45 человек. В районе Артемовска, блокирование гуманитарных грузов началось уже в декабре. Евгений рассказывает: "Грузы блокируются блокпостами Нацгвардии и таможенной службой Украины, даже если собран весь пакет документов. Однако, как предоставить сертификат качества на банку домашней консервации, пожертвованной какой-нибудь бабушкой? " 

Натали Киркач, представитель волонтерской группы «Славянское Сердце», весь этот день была в тревоге за своих волонтеров, которые, рискуя жизнями, вывозили людей из Дебальцево. Она сказала: «Государство нам никогда не помогало помогать людям. Мы просим только одного: не мешайте нам. Мы готовы вывозить людей как с территорий под контролем Украины, так и с территорий, подконтрольных самопровозглашенным республикам». За время работы волонтерами «Славянского Сердца» мирному населению в зоне боевых действий доставлено около 500 тонн грузов. Натали говорить: «И все-таки гумпопощи постоянно не хватает. Просто речь идет о колоссальный количестве нуждающихся людей. Проблема осложняется тем, что многие, выехавшие ранее, были вынуждены вернуться под обстрелы. Государство не помогает переселенцам вообще».  

Евгений Струков предсталяет харьковское общество инвалидов и волонтерскую группу «Инва-СОС. Восток». Регистрацию волонтерской организации Евгений с единомышленниками получили уже после пресс-конференции. В зоне конфликта он  работают с июня. Я лично встретилась с Евгением в Краснодоне Луганской области, куда он приехал вместе с грузом гуманитарной помощи «Славянского Сердца» для детей-инвалидов и сирот. Евгений сказал: «Люди с ограниченными возможностям и раньше были абсолютно не нужны государству. Сейчас их положение катастрофично вдвойне. Пропускная система поставила их на грань выживания. Люди в инвалидных креслах не могут доехать до пропускных пунктов, подать заявление на пропуск и ждать до 10 дней, дадут или нет им возможность выехать...» Евгений также отметил, что все волонтеры сталкиваются с блокированием гуманитарных грузов: «Проезжаешь два-три поста спокойно. Четвертый разворачивает. Приходится возвращаться». Что касается эвакуации, то уровень сложности при прохождении украинских блок-постов вынуждает украинских волонтеров думать об открытии альтернативных маршрутов эвакуации через Россию по маршруту Ростов — Белгород — Харьков.  

Ева Гукалова представляет «Станцию Харьков» — волонтерскую группу, которая умудряется эффективно работать в условиях города, население которого увеличилось на 121 тысячу с начала конфликта. По мнению Евы, «Харьков давно исчерпал свои возможности. Переселенцы не в состоянии найти работу. При этом, уровень зарплат падает, а аренды жилья возрастает». Ева рассказала, что огромная доля переселенцев смогли разместить в помещениях, бесплатно предоставленных частными предпринимателями. Она обратилась к бизнесу в других регионах Украины с просьбой оказать такую же помощь. Причина? «Закон о перемещенных лицах, который правительство Украины приняло под давлением международного сообщества, не работает. Он мертв. Многие области Украины вообще не принимают беженцев. То же самое касается таких крупных городов как Киев, Одесса или Львов.» Ева привела конкретный пример отношения администраций некоторых областей. Накануне пресс-конференции они созванились с администрацией Винницкой области. Пытались выяснить их возможности по приему третьей волны беженцев. Вместо этого волонтеров попросили приехать и забрать две семьи переселенцев, «которых некуда деть...» 

Алексей Алмазов, еще один участник пресс-конференции из Харькова, отдельно остановился на аспекте транзита переселенцев. По его словам, раньше в Харькове на железнодорожном вокзале для нужд прибывающих переселенцев были выделены два вагона повышенной комфортности, в которых люди могли провести первую ночь. Им выделялись места в залах ожидания и разрешали бесплатно пользоваться камерой хранения. Все этого больше нет. Управление железных дорог в январе этого года отменило бесплатные проездные билеты для переселенцев, которые ранее выдавались по решению МЧС для того, чтобы люди могли перебраться в другие регионы Украины. Алексей сказал, что мотивом этого решения для руководства железных дорог стали «убытки», которые они терпят. «А что делать людям, которые все потеряли все из-за войны... Как будто бы они стали богаче...», заметил Алексей. По словам Алексея, в условиях огромных проблем выезда через Украину в Украину люди начали выезжать через Россию, пытаясь потом въехать обратно в свою страну. "Но они сталкиваются с другой проблемой. Естественно, в условиях боевых действий, они не могут оформить все выездные документы. А на границе потом их останавливают украинские пограничники с резанным вопросом: «А как вы оказались в России?» По мнению Алексея, правительство Украины обязано облегчить условия обратного въезда своих граждан, которые были вынуждены бежать, используя любую возможность. 

В тот же день я получила информацию из Донецка, что до 1 февраля из Донецка будут выезжать несколько коммерческих автобусных рейсов по маршруту Донецк — Ростов — Украина. 

Информацию об отказе в выдаче бесплатных билетов на ж/д транспорт подтверждают и другие волонтерские группы. Накануне пресс-конференции в Киеве мне довелось познакомиться с волонтерами Днепропетровска. Мы встретились в транзитном центре для беженцев «Допомога». Ирина Булышева, один из волонтеров центра, отметила, что основные города приема беженцев — Харьков, Днепроптеровск, Запорожье, Святогорск — не справляются с потоком переселенцев. Отказ железных дорог выдавать бесплатные билеты стал и для них дополнительной проблемой. Нужно искать средства для оплаты проезда. Руководство области сохранило, однако, бесплатный проезд для переселенцев внутри области.  

Запорожские волонтеры также разделяют точку зрения участников пресс-конференции в Киеве. Татьяна Сулима руководит общественной организацией «Городской центр помощи». Они также занимаются доставкой гуманитарных грузов на территории, не подконтрольных Украине. И сталкиваются с тем же комплексом проблем. Так, например, запорожцы выезжали 16 и 23 января в село Красногоровка Марьинского района Донецкой области. Когда они прехали туда 16, они нашли там только пенсионеров и инвалидов. В том числе, деда в инвалидном кресле, который ехал в нем, пытаясь довезти собранные дрова до дома. Когда волонтеры подошли к нему с пакетом еды, дед сказал: «Хлопчики, вы бы мне лучше дрова помогли собрать.» 23 января волонтеров в село уже не пропустили. В том числе, из-за интенсивности обстрелов . Татьяна с горечью мне сказала: «Я не вижу никакого смысла в системе пропусков. Сейчас страдают только те, кто помогает, и те, кто и так страдает». Во время одной из поездок в Дебальцево волонтеров пригласила к себе в дом пожилая женщина. В доме они увидели на кровати ее 38летнего сына, инвалида с детства. Такие люди не смогут получить ни пропуск, ни возможность выехать.  

В заключение пресс-конференции Натали Киркач обратилась к украинским журналистам с особой просьбой: «Пожалуйста, в своих материалах о нашей пресс-конференции не используйте термины „террористы“, „оккупированные территории“ и подобные им. Помните, что в то время, когда вы пишите ваши статьи, украинские волонтеры рискуют жизнями, эвакуируя граждан Украины. От того, будете вы освещать ситуацию непредвзято или используя штампы, зависят их жизни».