Длинный день на вокзале

Пишет Зина Жданова

Сегодня у меня был длинный день на вокзале.
Первым появился депортированный из РФ хлопчик 92-го года рождения. Работал в Подольске риелтором чуть ли не четыре года и вдруг «его поймали-арестовали». Отсидел в каталажке и был выслан. Поехал в Киев, пытался выправить себе там документы — не вышло. Встретил таксиста-земляка, тот обещал помощь, в результате обманул и обобрал. Резюме: там люди совсем-совсем другие, там всё на доверии, а тут... Ладно, стали соображать, что с ним делать дураком. В это время подошла старушка. Она едет из Ивано-Франковска в Купянск с внучкой, попросила талоны в туалет. Слово за слово, выясняется, что они из Первомайска, внучка — инвалид, сама бабушка пострадала во время эвакуации, а дочка её недавно умерла в ожоговом центре. Четыре операции сделали, но не спасли. Внучка не знает, что матери нет в живых, но сильно плачет, когда о ней заходит разговор и потом у неё делается приступ — эпилепсия. Лекарств она уже какое-то время не получает, потому что пенсия у неё всего 900 грн., а лекарства дорогие «одно польское, одно германское». В Купянске они снимают неотапливаемое жильё и «Лизочка целыми днями сидит на кровати в одеяле». Я с перепугу стала звонить Олене Гармаш, она велела передать бабушке свои координаты, а Ира Колоскова принялась звонить в Купянск тамошним волонтёрам. Тем временем давешний депортированный вьюнош с открытым ртом и выпученными глазами слушал бабушкин рассказ о том, как её завалило балками в горящем доме, как она умоляла дочку бросить её, а дочка всё пыталась вытащить мать из-под завала, а кофточка на ней была синтетическая, а горящая крыша обвалилась. Бабушка плакала и всё показывала, как Светочка держала ручки перед собой, как она головочку наклоняла. И вот теперь нужно урночку похоронить, а где? Священник говорит, нельзя молебен заказать пока не похоронили, а умирать ей нельзя, с кем внучка останется, а сердце болеть стало, и нога болит ломаная-обгоревшая, и зачем господь дочку забрал, а не её? И плачет, и плачет.
Потом пришла женщина, которой был нужен нотариус.
Потом вдруг вернулся из Кривого Рога уехавший позавчера в модульный городок недавно освобождённый по решению Европейского суда бедолага. Мы честно пытались помочь ему с жильём и работой, у него хорошая профессия. Но на одном заводе нет общежития, на другом с июня не платили зарплату, в третьем месте надо иметь свои инструменты. Ну он и согласился уехать. А там его не приняли без регистрации в зоне АТО. А регистрации нет, потому что после отсидки и оправдания паспорт ему дали новенький, чистенький. Ну пошёл в хостел, будет дальше искать место под солнцем. Всё-таки на свободе человек, уже хорошо.
Дальше появилась молодая женщина с двумя маленькими детьми. Она возвращается из Херсонской области в родной Свердловск, её не селят в Экспресс потому, что у неё тоже нет регистрации. А нет её потому, что она выписалась из братнина дома, брат собрался новый покупать, но тут начались военные действия, она схватила детей и рванула. И куда едут? Пошли в хостел.
Следующим номером нашей программы была дама из Луганска, которая хотела от нас пропуск в зону. Осталась недовольна, сказала, что в ЛНР пропуск делают за день, не то, что мы тут. Получила координаты и телефоны СБУ, инструкции и наилучшие пожелания.
Пришёл мужчина, попросил помочь найти телефон потерянного друга его брата. Нашла. Ушёл. Вернулся с бананами. Отвык, говорит, от человечного отношения, давно, говорит, не сталкивался. Друга брата нашёл, рад.
А потом пришла старушка Мария Васильевна 1940 года рождения. А муж её не пришел, сказал, что ему стыдно побираться. Она у нас долго просидела. Рассказала, что они хотят поехать к родственникам в Белорусию, что надеялись получить в Ощадбанке пенсию и зарплату мужа, но ничего не вышло и теперь они совсем без средств. Случайно встретили в Харькове на вокзале знакомого и он занял им денег на билеты. Поезд завтра в пять утра, так что, мы их отправили в мягкий зал ночевать и дали кое-какой еды, что было. Пока беседовали, из зала ожидания к нам подошёл парень, положил деньги, сказал: «Я вижу, что вы делаете!» Спасибо, дорогой! Всем спасибо — психологу Инне, мчснику Виталию, нашим Ире Колосковой и Настеньке Безродновой.
Мария Васильевна рассказывала про обстрелы, про страшную гибель у неё на глазах соседской девочки с бабушкой, про оружие, про казаков и ополченцев, про долгую тяжкую дорогу в Харьков. Посреди рассказа её вдруг прошибла ужасная догадка: «А вы, может быть, за Украину?» Да, мы за Украину, так и есть. То улыбается, то слёзы вытирает. Старенькая.
Ещё бомжик приходил, хотел конфет и сладкой воды, приглашал на богослужение, сказал, что Кернес отказался от мэрства и он теперь вместо него. Обращайтесь!

This post is also available in: Английский

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>