Волонтеры не справляются с таким потоком людей, выехавших из зоны АТО

В Харькове переселенцы неделями живут на вокзале и спят на подоконниках

Надежда Шостак, Ирина Зозуля, 26 августа 2014

На вокзале ЮЖД который день — аншлаг. Куда ни глянь, везде люди с сумками, чемоданами. Уставшие, измученные, со слезами на глазах. Волонтеры отпаивают приезжих горячим чаем с бутербродами, угощают детвору конфетами, предлагают заварить мивину. Быстрее всего здесь уходят вода и успокоительные капли. Люди на нервах, но никакой ругани. Молча занимают очередь к столику волонтеров, подходят, спрашивают, где могут переночевать, перекусить, восстановить документы…

Бабушка Валя не помнит, как уехала из Дзержинска
81-летняя Валентина Григорьевна уже три недели ночует или на вокзале в комнате для инвалидов, или на лавке одного из храмов города. Пришла сюда, чтобы ей помогли с жильем — устала скитаться. При себе у старушки только пенсионное удостоверение и немного денег. Больше никаких вещей.
Говорит, уехала из Дзержинска, когда город начали обстреливать. Как добралась до Харькова, не помнит.
— Я в шоке была, ехала на чем придется. Деньги-то у меня есть, а вот жить негде, — вздыхает Валентина Харчикова. — Просила, чтоб батюшка выделил уголок, но в церкви свободных мест нет. Совсем я одинокая. Дедушка мой умер четыре года назад, больше родных нет. Узнаете меня на этой фотографии в пенсионном? Раньше у меня было 90 кг. Работала шеф-поваром, а сейчас… Танечка! (Собеседница окликнула проходящую мимо женщину. — Прим. авт.) Не отходи от меня далеко! Танечка — это мой ангел-хранитель.
Волонтер Татьяна Титаренко берет Валентину Григорьевну за руку и уверяет, что она ее не бросит и поможет всем чем нужно. Женщина сама из переселенцев. Выехала с семьей из Славянска еще в мае. Пока ребенок отдыхает в оздоровительном лагере в Херсоне, она каждый день помогает на вокзале таким же, как она, обездоленным из зоны АТО.

«Мама звонит!»
Саша Алексеев родом из Луганска. Мама отправила его подальше от войны, в Харьковскую область, в лагерь «Елочка». Три недели назад связь с самым родным человеком Саши оборвалась — не отвечал ни один из мобильных номеров. В лагере он вместе с друзьями отметил 16-летие, но как получить паспорт, не знает — на руках только ксерокопия свидетельства о рождении. Последние три дня паренек вместе с тетей, которая приехала за ним из Симферополя, ночует на вокзале.
— Что делать с документами и сколько на это дело уйдет времени — ума не приложу, — сокрушается женщина. — Съездили в Госпром (здесь находится координационный центр по вопросам беженцев. — Прим. авт.). Там нам сказали, что сначала нужно восстанавливать свидетельство о рождении — это куча времени, а уже потом делать паспорт. Это как минимум месяц. То есть забрать его в Крым я не могу, нас никто на границе не пропустит, где мать — не знаем.
— Мама звонит! — неожиданно кричит просветлевший от радости Саша. — Представляете, первый раз за три недели дозвонился. Алло, мама! Мама!
Оказывается, женщина успела эвакуироваться в Старобельск. С ней все в порядке. Документы тоже целы. Поэтому Саша с теткой решают ехать к матери, там будут оформлять документы.
— Людей очень много. Ночуют, лежа на подоконниках, сидя на полу, на скамейках. Под елочками на одеялах спит семья ромов, — говорит волонтер Надежда Рындина. — На вокзале бесплатно размещают только инвалидов, мам с детьми, беременных. Вокзал переполнен. Всех остальных селят за деньги.

От чиновников никакой помощи
По словам добровольцев, на чиновников они особо не рассчитывают. Из Госпрома, где разместился координационный центр, переселенцев снова отправляют к волонтерам, где их и бесплатно накормят, помогут с одеждой, лекарствами, временным жильем. Правда, в последнее время поток людей из зоны АТО настолько велик, что «добрые феи» просто за голову хватаются.
— Очень много людей, которым нужно восстановить документы. Посылаем в паспортный стол, а там закрыто, — разводит руками Рындина. — Хотя была информация, что они будут работать ежедневно с 9 до 17, а не два раза в неделю. Причем сидит на оформлении всего одна девушка. Естественно, она с потоком не справляется. На переоформление уходит от 12 до 30 дней — все это время люди живут на вокзале.
Волонтеры советуют переселенцам ехать в поисках счастья в другие регионы, но есть проблема с билетами. Путешествовать дорогим «Хюндаем» многие не могут себе позволить, а на обычный поезд — попробуй купить билет.

А В ЭТО ВРЕМЯ
Тем, кого поселили в летние лагеря, ищут зимнее пристанище
В харьковской мэрии говорят: делают все, что могут, но гостиницы и социальные учреждения в городе уже битком забиты. И если в первом случае переселенцы из Донбасса самостоятельно оплачивают жилье, во втором — приходится собирать с миру по нитке.
— Сейчас в городских социальных учреждениях, домах инвалидов и престарелых живут около 300 переселенцев. Это самые нуждающиеся: семьи с детьми-инвалидами, старики и больные люди, — рассказала директор департамента по социальным вопросам мэрии Светлана Горбунова-Рубан. — Мы не можем поселить всех нуждающихся в гостиницу «Турист», нам нечем оплатить это жилье. Там живут несколько человек, которым нужно находиться близко к лечебным учреждениям, но мы постоянно ищем, кто за них заплатит.
По словам чиновницы, о бюджетных поступлениях речи не идет — их просто нет. Деньги для обустройства жизни переселенцам приходится собирать по людям.
Для тех, кто живет на вокзалах, совет один: садиться в поезд и ехать дальше в поисках пристанища на зиму. Харьков переполнен, и сейчас чиновники озадачены другим вопросом — где найти теплые помещения, чтобы на зиму перевезти тех беженцев, которые сейчас живут в детских лагерях.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>