Точка сборки. Как принимают беженцев из Донбасса в Харькове

Лариса Нарыжная, Фокус", 25.08.14

В последние несколько месяцев Харьков стал «оазисом» для жителей Донецкой и Луганской областей, где не утихают боевые действия. Кто-то перебирается сюда надолго, поселившись у друзей и родни, а кто-то, спасаясь от войны, едет дальше — в Россию или другие области Украины. С детьми, чемоданами, а зачастую — без документов и каких-либо перспектив.

Харьковщина стала транзитным регионом — именно сюда стекается больше всего беженцев. Региональный штаб по вопросам переселенцев зафиксировал уже более 43 тысяч обращений — в основном от жителей Донецка. Около 12 тысяч человек уже расселены, остальные устроились сами, у родственников и знакомых.

Место встречи

Южный вокзал — первая точка знакомства с Харьковом для большинства беженцев.  "Гости" сюда приезжают волнами, после каждой серии обстрелов. В иные дни по центральному залу трудно пройти. Мне посчастливилось попасть в «тихий день»: возле консультационного столика собралось всего около двух десятков человек.

— Если все начиналось с 10-20 сложных случаев в день, то сейчас доходит до 300-400 — это только те обращения, которые требуют нашего вмешательства. Например, когда нужно помочь с билетами или поселить, а не просто дать покушать, — поясняет волонтер Надежда Рындина. — К нам едут из Донецка, Луганска, Енакиево, Дебальцево…

На первый взгляд, беженцы ничем не отличаются от обычных пассажиров: те же сумки, дети и стаканчики с кофе. Но глаза у них настороженные и уставшие, другая манера говорить – тихая и неуверенная, и держатся они вместе, будто в поиске моральной поддержки от «своих».  Кто-то спит на стуле, опустив голову на рюкзак, кто-то изучает расписание поездов, а кто-то пытается утихомирить ребенка.

— Стульев не хватает, — вздыхают волонтеры. — Нам бы хоть скамейки сюда — или пластиковые сиденья... Людям же надо хоть немного отдохнуть.

И отдохнуть, и поесть, и уточнить расписание — это как минимум. С отдыхом проще всего женщинам с детьми и старикам — их временно могут приютить в привокзальной гостинице или зале повышенной комфортности. Но жить-то там нельзя, все равно придется или искать квартиру, или ехать дальше.

Пункт помощи беженцам на вокзале в Харькове

С едой м по крайней мере, с легким «перекусом» — вопрос решен. В главном зале есть стойка с табличкой «Ласкаво просимо!», где улыбчивая девушка с бантиками синего и желтого цветов наливает чай и раздает печенье и бутерброды. Там же — предметы женской и детской гигиены, а также минимальный набор лекарств — валерьянка, валидол, корвалол и активированный уголь.

Рядом — консультационный пункт, где новоприбывшим рассказывают, куда обращаться по тем или иным вопросам.  Есть стенд с расписанием поездов и полезными телефонами, а прямо на колоннах висят объявления о поиске пропавших. Ну, а тех, кто ищет работу, ждут снаружи, в палатке центра занятости.

Переселенцы о своих бедах говорить особо не хотят — людям с потухшим, потерянным взглядом явно не до светских бесед. Пообщаться соглашается приехавшая еще раньше из Славянска Татьяна: еще три месяца назад она сама только-только выбралась из зоны АТО, а теперь сама по мере сил старается помочь товарищам по несчастью.

— У меня дочь — инвалид по слуху, — рассказывает Татьяна. — В мае мы сюда приехали, нам дали жилье в Балаклее, дочка получила бесплатную путевку в местный лагерь. А я, как смогла — сразу «на вахту». И вот по сегодняшний день делаю, что могу, для приезжающих.

Проблем у переселенцев — масса, расстроенно качает головой женщина, — и только небольшое количество из них можно решить на месте:

— Многие вопросы — почти тупиковые. К примеру, когда у мамы отсутствуют документы на право вывоза ребенка и нет возможности связаться с отцом. Или когда часть семьи едет в Изварино, а часть — в Белгород, и они никак не могут встретиться…

Основная задача сейчас, считают волонтеры, — помочь переселенцам проехать из Харькова в следующий пункт назначения, поскольку «Первая столица» уже почти исчерпала свои возможности по оказанию помощи.

Макароны и плюшевые мишки

Переселенцы в лагере

Часть беженцев все же задерживается на Харьковщине на более-менее длительный срок. Одежду, еду и прочие вещи получают в территориальных центрах, отделениях Красного Креста, волонтерских пунктах.

Ближе всего к вокзалу — пункт «Станция Харьков», открывшийся совсем недавно. У входа — очередь: в основном, женщины с детьми, но есть и несколько мужчин. Старшие перебирают документы, а детвора настороженно «изучает территорию». В ближайшем кабинете пара консультантов с компьютерами записывает данные новоприбывших и разъясняет, куда по каким делам обращаться — как и на вокзале.

Продуктовый склад волонтерского пункта для беженцев

Дальше — комната с одеждой и склад, где несколько женщин деловито собирают кульки с продуктовыми наборами. Отвлекшись на минуту, одна из них, Светлана, обводит рукой полки:

— Наборы рассчитаны на разное количество людей. Им выписывают номерок, где указано, сколько человек в семье, а мы уже собираем продукты. Например, вот тут — килограмм риса, полкило макарон, банка консервов, банка сгущенки, туалетная бумага, детский или взрослый порошок, мыло для рук, хозяйственное мыло и шампунь.

Этажом выше — детская игровая комната. Для малышей тут есть и куклы, и машинки, и всевозможные плюшевые звери разных цветов, а родители могут отвести душу, пообщавшись друг с другом.

Одна из молодых мам, представившаяся Викой, приехала из Донецка с мужем и маленькой дочкой. Вначале семья отправилась в Беларусь, намереваясь вскоре вернуться домой, но тут как раз начались активные боевые действия — пришлось задержаться в Харькове.

— Мы пока снимаем квартиру. А жилье очень дорогое! — делится наболевшим девушка. — В квартире ничего нет, естественно. Благодаря таким организациям что-то находим…

Что делать дальше, Вика пока даже не представляет — и очень переживает за оставшихся в Донецке родных.

— Мы не знаем... Донецк бомбят, неизвестно, что там после этого останется. Я живу в Буденновском районе, родственники в Киевском… Всюду бомбят! — молодая мама еле сдерживает слезы. — Мы хотим вернуться домой, конечно... Если дома что-то останется.

Жизнь на нервах

В более выгодном положении — переселенцы, которым удалось поселиться в летних лагерях. В одном из них — "Ласточке", расположенном неподалеку от Богодухова в Харьковской области — сейчас находятся около 100 человек, больше половины из них — дети. Еще пару месяцев назад тут жили в основном беженцы из Славянска, сейчас же почти все — из Донецка, плюс несколько луганчан.

Комната в лагере для беженцев

У входа беседуют три девушки — как выясняется, приехавшие на Харьковщину с месяц назад. Катя, Юля и Наташа живут в «Ласточке» с родными, но мечтают поскорее вернуться домой — "и чтобы все это поскорее закончилось".

— Я из Донецка. Дела там обстоят плохо, еле дозваниваемся до родственников. Связи нет, воду уже отключили, свет тоже постоянно отключают — даже телефон зарядить нельзя, — вздыхает Катя. — Здесь живется хорошо — точно лучше, чем там сейчас! Но все равно…

Приятельницы признаются: как бы тихо и спокойно не было в лагере, забыть о событиях в Донецке ни на секунду не удается. И там постоянно были на нервах, и здесь — прежде всего, из-за невозможности связаться с родственниками.

— Бывает, ночами не спишь, за телефон держишься, трусишься. Так что в моральном плане — не полегчало, — передергивает плечами одна из девушек. — Не знаю, как другим, но лично мне тяжело. Да и как тут вообще можно спокойным быть!

О политике, самопровозглашенных «республиках» и военных действиях донетчанки вспоминают неохотно — в голосах сразу начинает звучать боль и обида. Говорят, сейчас уже не знают, кому верить и за кого больше «болеть» — за «ДНР» или за Нацгвардию.

— Они между собой воюют, а люди страдают! Если вы уже так хотите воевать за народ, идите туда, где никто не живет — в поля, в леса! Зачем стрелять в поселках, где люди живут? Там дети гибнут! И как вообще можно убивать своих же родственников, — возмущается Катя.

Рядом резвятся детишки: мячики, куклы, велосипеды — как будто и не было в их жизни ни бомбежек, ни поспешного бегства из родного города.

Дети переселенцев из Донбасса

— Дети сдружились, гуляют вместе. Мы тут уже почти как одна большая семья, — добродушно смеется смуглая молодая женщина по имени Аня, вызвавшаяся показать жилой корпус. — Естественно, как в любой семье, бывают неурядицы, но только мелочи: кто-то что-то бросил, не убрал, недотер — быстренько исправили, и все хорошо! Не серьезных конфликтов, склок, сплетен… Это счастье!

Переселенцы охотно показывают, как им живется. В комнатах чисто, светло — единственное, смеются, мухи достают, но куда ж от них летом деться? Посуда, электрочайники, утюги — имеются. На столовую тоже никто не жалуется.

— Меню у нас разнообразное, — рассказывает Аня. — Завтрак — вареные яйца или омлет, макароны или гречка, бутерброды, чай, молоко или компот на выбор. Для детей обязательно есть печенье. В обед — горячий суп или борщ, каша, кусочек курицы или рыбы, овощи — огурцы, помидоры или салат с капустой. На ужин — в основном, картошка: пюре, тушеная, отварная, с овощами, еще курица с рыбкой… Для деток всегда есть молочное, манная каша. А если варят какао — оно вообще уходит за три секунды!

За всем хозяйством в «Ласточке» следит директор лагеря Елена Хованова — именно на ее плечи ложится весь груз ответственности за решение бытовых и организационных вопросов, которых с каждым днем, к сожалению, все больше. Если с продуктами сейчас проблем нет, то многое другое — в дефиците.

— В чем потребность? Да, в принципе, во всем… У нас очень много детей, нуждающихся в памперсах 4–6 размера — где-то 30 человек. Есть проблема с элементарными женскими прокладками. Чистящие-моющие средства очень нужны, — говорит директор «Ласточки». — С питанием сейчас нормально, но, конечно, хотелось бы детям еще конфет и печенья — их никогда много не бывает! К тому же, мамы уже просят детскую теплую одежду и обувь — сюда-то они приехали давно, когда было еще жарко. Рядом есть магазин, но там уже все разобрали!

«Горячий» вопрос — школа: до начала занятий осталось совсем немного времени. По словам Елены Ховановой, детей будут возить на занятия в соседние села, Крысино и Максимовку. Но долго ли они там проучатся, и вообще проживут в «Ласточке», — вопрос: что делать в неотапливаемом лагере с приходом холодов, сказать пока сложно.

— Сентябрь еще будет теплым, а потом похолодает. Помещение не отапливается. Как дальше будет — не знаю, — качает головой Хованова.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>